• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:16 

День рождения

День рождения в гостях у Ягайло


Известие о том, что выезд из города намечен на 8 утра повергло нас в шок. Провести день рождения на природе в компании рыцарей, идея, конечно, интересная, но не до такой степени, чтоб вставать в 7 в законный выходной день. Да и ездить на автобусе с 8 утра и до 10 вечера казалось перебором… Но поскольку все уже «уплочено», с утра мне пришлось работать злобным будильником и выслушивать от друзей все, что они думают по поводу этого подъема.
Ну и ладно. Собрались и поехали.
Наш гид-экскурсовод Алесь просто чудо. Мы с ним на экскурсии уже раз пятый и каждый раз он немедленно завоевывает симпатии всего автобуса. Все немедленно просыпаются, оживляются и на первой остановке уже бодры, свежи и полны сил.
Алесь с компанией переодеваются и, пока мы пьем утренний кофе с утренним коньяком, полностью перевоплощаются.
К нам выходят князь Ягайло и приглашает нас на экскурсию по своим владениям.
Коротко об истории. Речь идет о 14 веке, Великое княжество Литовское. Двоюродные братья князья Витовт и Ягайло борются за власть, причем Ягайло ловит брата и сажает его в замок, в плен.
Мы в компании Ягайло ходим по его замку в Креве (замковые стены 14 века), и тут к нему прибегает гонец с криком, что пленник сбежал. Надо сказать, что играли ребята совершенно замечательно, никакого стеснения, полное ощущение, что действительно гонец прибежал, и ему неловко отрывать князя от гостей, а князь немедленно вышел из себя и убил бы гонца, но у него гости – как-то неудобно.
Кстати, Витовт бежал переодевшись в одежду служанки. К нему пришла жена с девушкой, девушку кинули в темнице, а Витовт с женой бежал. Ягайло в ярости, к нему приводят монаха с которым шепталась жена перед тем как идти в темницу.
Монах не выдает тайну князя, он сообщает, что Витовт находится под охраной Богородицы. Ягайло звереет, и мы кидаемся в погоню за пленником в храм, принадлежащий униатам.
Там мы застаем Витовта, который молится в храме. Он готов к тому, что подлый брат убьет его прямо здесь, но Ягайло, сообщает, что он не будет убивать в Храме. Экскурсия вздыхает с облегчением. Но как только Витовт уходит, подлый Ягайло дает приказ убить брата, как только он покинет пределы храма… Он рвется за ним, но…
-- Про криничку, пожалуйста, дорасскажите, -- жалобно просит кто-то из экскурсантов.
Этот храм разбит на месте, где когда-то было явление Богородицы путнику, заблудившемуся в лесу. На том месте, где появилась Богородица, из земли забил ключ и бьет до сих пор. Над этой святой водой и молился бедный Витовт, там мы его и застукали.
Но рассказ Ягайло опять перебивают, к нам по ступенькам в подвал скатывается с диким грохотом его оруженосец, сносит половину экскурсантов и сообщает, что Витовт опять бежал.
Мы тоже бежим наверх и выясняем, что в Храме есть подземный ход. Совершенно реальный ход, причем он засыпался только в 20 веке, когда асфальтировали улицу, на которой стоит Храм. Во время работы под землю провалился трактор.
Ягайло говорит, что знает где искать брата. Крик:
-- По коням!!!
И мы прям на автобусе прям мчимся на хутор, недалеко Гольшан, где живут сочувствующие князю люди.
Нас – гостей, присоединяют в войску князя Ягайло (надо ж платить за гостеприимство). Витовта нам не выдают, приходится брать дом силой. Вооруженные до зубов щитами и мечами мы сначала обучаемся бою на мечах, а потом строимся и идем на штурм. Ворота приходится выбивать тараном.
Нас много, Ягайло страшен в гневе, и под нашим натиском натиск врагов слабеет и слабеет. Ура! Мы победили, заговорщики убиты… Витовт, правда, опять сбежал.
Ягайло, который временно превратился обратно в гида Алеся, рассказывает нам про дом, который он купил. Прекрасно сохранился настоящий шляхецкий дом с красивенной печкой столетней давности.
Там у нас небольшая передышка, мы фотографируемся с рыцарями, катаемся на лошадях и рассматриваем дом.
Далее мы отправляемся в Гольшаны, где сохранились развалины еще одного замка. Живописнейшее место, красивейшие пейзажи. (К слову, до начала 20 века замок стоял в полнее приличном состоянии, его стали разбирать на кирпичи еще при советской власти). В этом году ему исполняется 600 лет.
На этом у меня сели аккумуляторы в фотике, так что дальше фотоподтверждений не будет.
Итак, пока мы гуляли по замку, незаметно пролетело 10 лет. Все это время бедный Витовт находился в изгнании, вынужден был скрываться от брата у своих злейших врагов, в Тевтонском ордене. Чтоб он не сбежал оттуда, его жену и сыновей держали под стражей.
А мы переезжаем на место еще одного старинного замка. Он стоял под Гольшанами в 13 веке и был деревянным, поэтому от него не осталось ничего, кроме холма. «Холм» -- это высоченная гора, поросшая высоченными соснами. Когда мы забрались на верхушку, мы поравнялись с их верхушками. С одной стороны лес, с другой почти отвесный обрыв. Вид оттуда… Короче, мы обрыдались над сдохнувшим фотоаппаратом.
И вот, пока мы любовались видом и пытались отдышаться, из леса показался князь Витовт. Оказывается, Ягайло отправил большую делегацию к тевтонцам, чтоб масса народу отвлекало внимание, а гонец незаметно передал Витовту приглашение приехать на родину.
И у нас на глазах состоялось примирение двух братьев. С этой поры Витовт становится правителем княжества Литовского, которым правит 38 лет. За эту власть он заплатил страшную цену, его сыновей отравили, как только стало понятно, что князь сбежал на родину.
Зато из-за долгих лет изгнания, он становится удивительно чутким к чужим бедам правителем. Он разрешает селиться на своих землях многим народам: евреям, которых гонят из Европы, караимам, татарам.
Из воспоминаний европейских послов того времени знаменитая фраза про эти земли.
-- Там Бог живет!
Потому что за одним столом у князя Витовта сидели православные, католики и иудеи. Для Европы того времени это было немыслимо…
До ВОВ Евреи составляли треть населения Гольшан, до сих пор там сохранились целый кварталы еврейских домов, в каждом населенном пункте есть синагога, к сожалению, все в совершенно развалившемся состоянии.
У татар и сейчас своя колония в Гольшанах и действующая мечеть.
Но я забежала вперед. После примирения братьев, мы едем в Лиду. Там восстановленный замок, в котором гораздо позже Витовт устраивал свадьбу своего брата Ягайло. Он женился четвертый раз в 72 года на 17-летней девушке. Свадьбу гуляли с рождества по пасху. Молодая жена родила князю двоих сыновей.
Сейчас замок закрыт, он в стадии активного восстановления, но вокруг него мы обошли с большим удовольствием.
В этом замке Витовт встречал своего брата уже законным правителем этих мест, героем, пережившим Грюнвальд.
Вот такой вот маршрут, рассказывающий о жизни великого князя Витовта.
Начинала писать, думала, что историю опишу совсем коротко, но увлеклась. На самом деле невозможно не заразиться энтузиазмом Алеся, который рассказывает, рассказывает, рассказывает… И чувствуешь, что уши развешиваются, и хочется слушать еще и еще.
Сашка, которая вот прям эту тему сейчас проходит по истории в начале поездки кинулась конспектировать. Мы предлагали ей сфотографироваться или автограф взять у князя, но она сказала, что у них историчка таких шуток не понимает.
А от всей поездки удивительно светлое чувство. Мало того, что интересно, так еще и первая весенняя зелень, бесконечные поля на окнами автобуса, одуряющий воздух лесов, который отравляется только недавно проснувшимися, и поэтому очень голодными комарами. Ощущение, что жизнь прекрасна, что мозги прочистили шомполом, и что все будет хорошо. 

01:40 

Москва

Вернулись мы из Москвы.
Во-первых, получили премию "Алиса" за лучшее детское фантастическое произведение. за книжку "Время всегда хорошее".

Подарили нам совершенно бесценный подарок. Мечта детства -- МИЕЛОФОН!!!


Съездили в пансионат "Лесные дали" на Рублевке. Очень впечатлились на обратном пути, наблюдая встречную пробку из "Мерсов", Ламборджини и чего-то еще... Короче, я таких названий машин даже не слышала :)
Во-вторых, сходили на 3D. Приговаривая, что "для ребенка", взяли билеты на "Аватар" и "Алису" (ну, нет в Минске приличного 3D кинотеатра).
В итоге, "Аватар" для меня приобрел хоть какой-то смысл (в обычном кино просто не понравился), а ребенка Сашку не зацепил практически совсем, а в от "Алиса"...
я получила совершенно детское удовольствие.
Возможно, IMAX, действительно круче просто кинотеатра, а, может быть, когда смотришь сказку без претензий на глобальную идею, все это и воспринимается по другому? Да, сказка. И ты внутри сказки, и рефлекторно тянешь руку, чтоб погладить чеширского кота, который мурлычит прям перед носом. Почему-то от этого так тепло на душе...
Ну, и напоследок, мы попали на выставку Пикассо в Пушкинский музей. Вот чем дальше, тем больше я понимаю, что нужно что-то менять в программе обучения и вообще в способах донесения информации. Ну не в состоянии дети сейчас воспринимать нудный текст! Взяли мы аудиогида, у Сашки на второй же картине глаза стали стеклянные, а меня стало разбирать зло.
Вот зачем они мне рассказывают, что хотел сказать художник этой картиной? Этого ж никто не знает! А в том, что он хотел что-то там чему-то противопоставить, чтоб показать... В жизни не поверю!
Я уверена, что разумом картины Пикассо вообще нарисовать невозможно, это эмоции в чистом виде. Зачем же портить впечатление и пытаться разложить их на составляющие?
А как только переходишь на язык эмоций,тут же становится интересно разглядывать, обсуждать, угадывать настроение, характеры...
Сашка, разглядывая немыслимых геометрических купальщиц:
-- Представляю, я иду по улице, а кто-то видит меня ТАКОЙ... :alles:

И вопрос -- почему он после этого гений -- завис в воздухе :)

16:12 

Книжная выставка в Минске

Книжная выставка в Минске

Начальство

Когда я увидела, как перед министром бежала женщина и, приседая и подпрыгивая от усердия прокладывала ему верную дорогу, чтоб ни дай Бог, не свернул ни туда, у меня было полное ощущение, что я смотрю комедийный сериал. Ну не может же на самом деле человек говорить таким сюсюкающим тоном и так подобострастно смотреть в глаза! Но не могут же так навытяжку стоять взрослые дяди в костюмах и с такими серьезными лицами слушать галиматью, которая несется из микрофонов. Но не могут же они сами верить в то, что говорят!
Кажется, что смотришь сатирический фильм перестроечных лет, обличающий бюрократию. Только не смешно…
Штампованные лица, фальшивые улыбки, в глаза одно, за глаза ту же, прям в двух шагах, прямо противоположное. Наверное, это другая порода людей…
Они даже запретить толком не могут. Потому что никогда не уверены до конца – а вдруг потом станет можно? Поэтому запрещают через подчиненных, а сами, на всякий случай, подходят, чтоб сфотографироваться на фоне запрещаемого. Чтоб потом, если что, рассказывать, что он-то сам всегда был «за», а это подчиненные все напутали.
Честно говоря, тошно. Очень тошно.

Минчане

В этом году 75 лет Рыгору Бородулину. Классик, народный поэт, включен в школьную программу. Эта дата должна была стать главной на выставке.
Но ее выкинули из официальной программы презентаций и в крохотном зальчике в середине российского (!!!) стенда собрались друзья и поклонники творчества поэта.
Бородулин не приехал, он очень плохо себя чувствовал и, наверное, не нужна ему уже громкая слава, телевидение и красивые слова, он заслужил покой. Но тем кто живет в Беларуси, кто знает и любит свой язык, свою литературу, свою культуру все это не просто нужно, это необходимо. Не у Бородулина юбилей забрали, украли праздник слова у белорусов. Стыдно. Больно.
Я живу в этом городе всю жизнь. Я знаю, я точно знаю, что здесь живут прекрасные светлые и читающие люди. И я не понимаю, как можно довести главную книжную ярмарку страны до такого состояния…
С каждым годом читающих людей на выставке все меньше. С каждым годом посетители все случайнее и случайнее.
И я понимаю, почему так мало народу в этом году – все свалилось на одни выходные – выставка, масленица, прощеное воскресенье, олимпиада…
Даже прекрасный и очень любимый минчанами поэт Андрей Усачев просидел у нас на стенде абсолютно без ажиотажа. Люди просто не пришли на выставку. Видимо, сказывается разочарование прошлых лет.
Все-таки на книжные выставки люди ходят за книгами. А если заполнить стенды издательствами регионального уровня и посольствами, то поход за книжками теряет смысл.

Французы

Почетные гости выставки.
Это удивительно! Попадая на этот стенд чувствовала себя за границей. Просторно, светло и много места. Вино, духи, и даже своя маленькая кондитерская с вкуснющими блинчиками с уткой. Красивые лица, улыбки, и удивительно мелодичный язык.
Постоянные семинары, живые писатели, бесконечный треп, смех и опять треп. Но при этом, что бы там не происходило, шум оставался внутри.
При постоянно походящих мероприятиях, максимум что доносилось от французов – тихая мелодичная музыка.
Так здорово, что довелось постоять рядом.

Усачев

Очень интересно было слушать звуки из зала, стоя на стенде.
Детский ход вопил:
-- Шлёп! Шлёп!
-- Вжик! Вжик!
-- Прыг, скок!
Потом вопль:
-- Ааааааа!!!!
И хохот. Оказывается, Усачев рассказывал очень страшную историю.
-- Кто не спрятался, я не виновата!!!
Невольно начинаешь улыбаться, даже не слыша о чем песня.
Немного народу в зале, зато все свои. Те, кто любят усачевские стихи и знают многие из них наизусть. И, наверное, лучше так, чем если бы пришло 200 человек, все равно девать бы их было некуда. Хотя немного обидно, ведь, опять таки, дело не в популярности Усачева, дело в непопулярности книжной выставки.
Ну и ладно. А мы все равно будем верить в лучшее.
Когда-нибудь и в Минске будет праздник книги. И чем дольше мы его ждем, тем ярче он получится.

00:41 

С первого и по тринадцато-е!

30 декабря
Мы героически выехали из дома в 11 утра, как и собирались. Чего этого стоило поймут все, кто выезжал когда-нибудь перед новым годом из квартиры, имея две машины вещей, двоих постоянно играющих детей и бессонный вечер, плавно переходящий в бессонную ночь, поскольку «за встречу», да и вообще в предвкушении.
И вот мы и снова в «Надежде».
Как и не уезжали. Даже не верится, что в этом году опять так повезло с погодой. Потому что вокруг настоящая зимняя сказка. Елки искрятся на солнце, сугробы сияют вдоль дорожек.
На солнышке подтаял снег на крыше и теперь над окнами красуются, переливаясь, огромные аппетитные сосульки. Пока мы гуляем, их сбивают с окон длинной шваброй, Ксюха с Натиком кидаются собирать это богатство и закапывают их в снег, как будто драгоценные камни.
Олька, пытается спрятаться от детей и с хрустом грызет сосульку. Судя по ее лицу, ничего вкуснее она не ела уже давно. Но Наташка засекает с «сдает» маму Ксюхе.
-- Твоя мама сосульку ест!
Олька прячется за меня и жмурится от удовольствия.
Хорошо…
А сосульки мы забираем домой, чтоб вечером пить с ними мартини.

31 декабря
После завтрака несемся к озеру, красота вокруг неимоверная, жалко каждую секунду, проведенную не на улице
Олька наконец-то берет в руки фотоаппарат, небольшая толпа детей прыгает вокруг и немедленно вспоминает прошлогоднее развлечение.
-- Давайте на себя елки обтряхивать!
До озера чуть больше километра. Через час мы проходим половину пути и обтряхиваем на себя половину леса.
Денис – главный обтрясатель елок. Меткий удар ноги, визг детей, несколько минут вытряхивания снега из-за шиворотов, поиск новой елки, удар ноги… Щелкают фотоаппараты и телефоны, ухохатываются все проходящие мимо, дети планомерно превращаются в снеговиков.
Через полтора часа мы таки доходим… Денис до ручки, а мы до озера.
-- Купаться! – радостно восклицает Ксюха и с бортика плюхается на лед.
-- Ура! – радостно подключаются остальные и укладываются рядом.
Следующий час мы уговаривает детей отплыть от берега, а потом подплыть друг к другу, чтоб сфотографировать. Олька укладывается рядом с фотоаппаратом, Денис бродит вокруг и уговаривает пойти обратно, потому что кушать хочется… Дети непреклонны, они играют льдинками, делят между собой водохранилище и устраивают кучу-малу.
Обратный путь проходит почти без обтряхивания елок, потому что голод – лучший ускоритель.
Днем – сон. Все укладываются беспрекословно, потому что новый год – это святое, страшно с ним разминуться.
Вечер проходит в неторопливых сборах, вялых выпиваниях, с перерывом на встряхивание в 8 часов вечера, когда по телевизору началась речь российского президента и куранты…
В комнате немедленно собралась толпа:
-- Сколько время?
-- Что это было?
-- Мы попали во временной портал?
-- Новый год по Новосибирску!!!
-- Уфф…
Народ разбредается собираться, но уже с зарядом бодрости.
В 9 неполное лунное затмение. Мы высыпаем на улицу, как специально, для съемки облака проделали дырку, чтобы мы могли наблюдать, как от луны откусывается кусочек.
Шампанское, бенгальские огни, мандарины… Дети загадывают желания, все в предвкушении нового года.
В кафе мы сползаемся к 10 часам. Дети спасают бедного тигра от злой хозяйки, а заодно и Деда мороза со Снегурочкой, танцуют танец снежинок.
Без ложной скромности, смотреть на «своих» очень приятно, они так активно и быстро включаются в процесс, так здорово танцуют и так искренне радуются и переживают, причем и мелкие и совсем старшие… Хорошие у нас дети 
Ну а дальше… Дальше новый год по Москве, последние звонки с «наступающим», обнимашки, танцы, танцы, танцы…
До четырех утра. Музыка одуряющая – «медляки» времен школьной молодости… Давненько мы не целовались, танцуя… Благо дети каким-то чудом улеглись спать в два часа ночи.
Новый год удался! Мы сползаемся в корпус под утро и успеваем посмотреть кусок новогодней программы.
-- С первого и по тринадцатое,
С песнями, шутками, танцами, е!
Мы еще не знали, что это лейтмотив Нового года.

1 января
Утро!
Ни фига не утро первого января, все бодры и счастливо вываливаются на улицу. В 11 начинается разлив ухи, раздача шашлыков, блинов и веселье.
Снег блестит на солнце, счастье распирает изнутри, мы начинаем танцевать, дети носятся рядом, периодически ныряя в сугробы.
Конкурсы от организаторов ни капли не раздражают, мы просто валяемся от хохота, разыгрывая спектакль про краденного коня. Один из самый развеселый персонажей – ночь, он ходит вокруг, и при последних словах ведущего:
-- Наступает рассвет!
«Ночь» падает замертво, дети несутся ее добивать.
Вадик успевает скачать песню «Несчастного случая».
-- С первого и по тринадцато-е!
Настроение и так было отличное, а тут начинает пузыриться как шампанское, энергии куча, нужно с этим что-то делать… И мы несемся на лыжную базу.
Я не знаю почему, я же вроде не люблю зиму… И пейзажей красивых видели мы много и разных… Но почему именно вид заснеженного леса приводит в такой экстаз? Это красота, которая впитывается всем организмом, причем заглатывается огромными кусками, жадно глотая и не разжевывая. Может быть, у нас много лет не было такой красивой зимы?
Лично я на лыжах не стояла со школы, я их, мягко говоря не любила… Олька на лыжах первый раз в жизни. И почему же мне это не нравилось? Какой кайф… От всего: от движения, от мороза, от солнца, от снега, от того, что сначала шкандыбаешь как калека, а потом, вдруг, ноги вспоминают и… едешь… летишь, и жарко. Чтоб такого еще с себя снять?
Конечно, эти лыжи и ботинки не сравняться с теми, что давали нам в школе. Вспоминаем как натирали лыжи смазкой, как рвались резинки креплений, как неудобно было в сапогах. Доезжаем до лагеря, Сашка рушится в сугроб… Укатали…
Обедаем… Отдохнуть? И опять жалко терять время даже на еду. Запинываем себя в корпус, чтобы просушиться.
Вечером на каток!
Вадик стонет, что такого первого января у нас не было никогда в жизни. Ноги слегка гудят от непривычной нагрузки, Сашка влетает на лед с воплем:
-- Наконец-то я дома, и пошли вы со своими лыжами!
А я понимаю, что уже много лет я не люблю зиму, потому что забылось эта волшебная радость, это счастье от снега и мороза, когда надеваешь коньки в ПРЕДВКУШЕНИИ… Когда утром уже встаешь в ПРЕДВКУШЕНИИ… Щеки горят от мороза, дети носятся вокруг, Сашка снимает куртку, а точно знаю, что она не заболеет. Потому что ей так хорошо, что никакая болезнь к ней и близко не подойдет.
Оказывается, Наташка уже здорово стоит на коньках, Ксюшка активно двигается, Сашка устраивает мастер-класс. Пусть стемнело, главное, мы борта видим!
Мы думали, мы придем и упадем…
-- С первого и по тринадцато-е…
Песня зажигает, мы начинаем двигаться, Олька приносит волшебный диск и умопомрачительной подборкой: кадриль, ламбада, сиртаки, канкан, полечка, рок-н-ролл, самба, ча-ча-ча…
УХ!!! УХ!!!
Можно было б сказать, что давно мы так не отрывались, но скорее всего мы так не отрывались никогда.
-- Детей уберите! Зашибут!
Дети быстро научились лавировать между руками, ногами, головами.
Неужели все еще первое января? А ощущение, что мы тут уже неделю…
В промежутках между танцами Олька успевает разрисовать детей, превратив их в тигриков. И часов в 11 мелкие таки срубаются.
А старшие еще умудряются в 12 ночи сходить на каток, а потом до двух играют с нами в мафию.

2 января
Утро!
Чай, кофе, завтрак, только быстро, быстро… На улице опять все сияет и сверкает и так хочется уже быть там, в этой сказке. Минус пять и полное отсутствие ветра, лучшую погоду невозможно себе представить.
Мы несемся на каток. Лед сверкает, ночью его залили заново и он почти идеально ровный.
Сашка разошлась и срывает аплодисменты зрителей, малые разошлись и бегают друг за другом, мы разошлись и пытаем Сашку вопросами как правильно ездить. Выползаем с катка мокрые и довольные, чтоб немножко подкрепиться и… в лес!
И опять сказка, засыпанные елки, блестящая лыжня и … жарко. Хотя мы и поехали просто в свитерах, куртки оставили дома. Так хочется запомнить всю эту красоту, впитать в себя, накопить… чтоб хватило на долгие недели грязного и унылого города… Чтоб в особо противный и слякотный вечер откупорить внутри себя кусочек этого чудного и морозного дня,как бутылку дорогого коллекционного вина.
Вечер… Выгулянные до самых макушек, дети мирно рисуют, благо Дед Мороз принес всем огромное количество красок.И даже укладываются в 10. А взрослые после распетия песен опять до двух часов ночи играют в мафию.

3 января
Утро!
Быстро собираемся и быстро едем к лошадям. Нас ждут.
Кони запряжены, для детей готовят сани. Не санки, а самые настоящие сани с огромной меховой дохой.
А мы сразу, кавалькадой уходим в лес. Честно, крышу сносит. Потому что слово «красота» -- она плоское и невыразительное. Потому что на глаза наворачиваются слезы от восторга. Потом, когда привыкаешь к рыси, проходит первый ужас и начинаешь чувствовать ноги, ты понимаешь, что слов нет, они улетучились. Вытряслись. Они не нужны. Просто растворяешься в окружающем пейзаже, и… не мешаешь.
Потом уже вспоминали «Аватар» с USB-косичками… Не нужны они были… Потому что мы и так были частью этого леса, нас ненадолго впустили посмотреть, как оно бывает когда не врываешься с выхлопными газами и музыкой. Когда трещит наст под ногами у лошади, когда она ломает лед, проходя по замерзшей речушке и ты шепчешь ей на ухо слова благодарности, потому что вода холодная, когда прогибаешь, чтоб проехать под веткой, задеваешь ее и пушистый снег обрушивается на голову… А не холодно… Красиво… Шарф белый от инея, солнце светит сквозь деревья… Это сказка… И Она будет нам сниться…
А дальше честно тянем время до отъезда. Хотели уехать засветло, но не получилось. Гуляли, бродили, пошли на каток. Чтоб еще чуть-чуть, еще хоть капельку… Еще хоть немножко этого воздуха.
Так хорошо, что уезжать даже не грустно. Потому что мы вернемся. Не сможем не вернуться.

01:02 

Перед прочтением переписать от руки!

Навеяло Контактом...
Ребенок Сашка, которая уже как-бы и не ребенок, зависает там...
То, что меня волнует проблема того, что дети уходят в виртуал -- оно понятно, про это мы со Жвалевским целую книжку написали. Но обидно то, что даже в виртуале общаться они толком не умеют. Пересылают друг другу спам. По-моему, от безысходности. Просто потому что поговорить хочется, а о чем не знают... Или не умеют...
Честно говоря, я была потрясена, когда обнаружила в сети "Письма счастья". Помните? Мы-то от руки переписывали или, в крайнем случае, печатной машинкой под копирку. А тут какой простор для копий! Короче, навеяло, вчера с САшкой написали очередное письмо.

Дорогой неизвестный друг! Или подруг!
Я пишу тебе это письмо, потому что мне нечего делать. Совсем нечего… И мне так хочется, чтоб еще много-много народу сидели у себя дома и маялись дурью.
Итак, если ты получил это письмо, то ты должен переписать его от руки десять раз задом наперед. И будет тебе щастье.
А не перепишешь — будет тебе горе.
Одна девочка не переписала это письмо от руки и все — нет девочки. Выросла.
А еще одна девочка переписала это письмо не 10 раз, а пять. И не выросла. Вернее выросла только частично. Мозгов как не было, так и нет.
А один мальчик решил не переписывать это письмо, а разослать его по электронной почте. И было ему горе, потому что все поудаляли его из друзей, деньги у него на нете кончились, а его сервер лег. И не встает до сих пор.
Так вот. Раз ты получил это письмо, сиди и пиши. Ручкой по бумажке. И не рассылай спам, потому что житья от него уже нет никакого.
А как перепишешь 10 раз письмо, то сложи их аккуратно стопочкой и жди следующего. Или возьми с полки «Войну и мир» и начни переписывать ее. И ты занят, и инет вздохнет свободнее.
А заодно и будет тебе счастье, потому что научишься писать грамотно. Хотя бы…

00:27 

Шабаш на Лысой горе

Шабаш на Лысой горе

До этого никогда не отмечали Хэллоуин, а в этом году что-то в голову стрельнуло и решились.
Спровоцировал это решение приезд Юльки из Киева, а компанию собрать — не проблема. Благо деффки вокруг легкие на подъем.
Костюмы? Не вопрос! Находим на прокат парики, шляпы и совершенно классные перчатки — черные, длинные с когтями на пальцах. Так бы в них всегда и ходила.
Три часа дома мы вчетвером, полностью распотрошив мой знаменитый сундук, придумываем что б такое на себя напялить. Дети визжат и активно помогают.
Визжат мелкие.
Подбегают:
— Мама, обернись! Аааааааа!!!
Помогают старшие.
Ну когда еще удастся нарисовать у мамы на груди паука с паутиной или увидеть маму в красных стрингах, причем поверх лосин?
Пришедшая тетя Оля в свадебном платье вызывает еще одну бурю эмоций.
— Вам надо платье красным заляпать! — радостно находятся дети.
Еле успеваем отговорить, соглашаются на то, что заляпают саму тетю Олю. На парик привязывают фату, глаза черные, губы белые.
— Тттттеттття Оля, — лепечут мелкие.
— Если ты будешь себя плохо вести, девочка…
— Аааааааа!!!

Хорошо, что у нас непугливые дети. :)

В 10-30 вечера мы вызываем такси и вытряхиваемся из дома. Во дворе раскланиваемся с соседями. Водитель, зараза, даже глазом не моргнул. Ему то всю ночь таких возить, а нам обидно…

Юлька (задумчиво):
— Интересно, а что из шмоток на мне моё…
— Трусы, лифчик и блузка! — радостно рапортуем мы.
Вечер начинается…

В клуб мы приперлись в несусветную рань, нас, похоже еще не ждали. В костюмах больше никого, народ сворачивает шеи. Мы тихонько забиваемся за свои столик и киснем со смеху. Заказ официантке:
— Пиццу и шампанское!
— Пиццы нет.
Мы кривимся. Через пяти минут девочка возвращается.
— Ой, а шампанское кончилось…
— Короче, — говорит Оля, постукивая когтями по столу и элегантно вытирая кровь с лица, — или через пять минут у нас будем шампанское…
Девочка столбенеет и убегает вдвое быстрее. Через пару минут выясняется, что для таких дорогих гостей две бутылочки всегда есть. Администратор лично побеспокоился.
— Так может, администратор нам еще и пиццу подгонит, — спрашиваем мы, цыкая зубом и нежно оскалившись.
Девочка нервно мотает головой, и мы с видом величайшего одолжения соглашаемся на салаты.

Народ потихоньку пребывает. Привалила большая толпа организаторов очень живописного вида. Главная ведьма подлетает к нам:
— Ой, девочки, там, внизу, работает профессиональный гример…
Мы поднимаем на нее глаза:
— Аааа! Вам не надо! — ржет организатор и убегает.

Приносят салат. Танька отказывается его есть сама, сообщая, что он слишком крупно порезан, и это не салат, а ассорти. Салат типа «греческий». Вилка у нас на всех одна. Олька придумывает совершенно гениальный способ. Мы жрем, накалывая овощи на когти, как на шпажки. Удовольствия куча, бутылка шампанского незаметно заканчивается, нас тянет на подвиги.
— А поехали в другой клуб! — предлагает кто-то.
Вскочили, побежали.
Организаторы хватают нас за руки, просят остаться, но нас уже ждет такси. На этот раз водитель нервно вздрагивает при виде такой милой компании.
— Покатаемся? – игриво интересуемся мы.
Обзорная экскурсия по городу. Мы ржем, пытаемся понять куда мы едем, где мы находимся и вообще кто мы. Водитель постоянно спрашивает дорогу у Юльки, что веселит еще больше.
У входа в новомодный клуб стоит толпа, туда никого не пускают, вокруг сплошные малолетки. Дискотеки две: одна для малых, там все под завязку, вторая дискотека восьмидесятых. И там и там на нас смотрят большими испуганными глазами. Стоим на улице, ржем, пугаем случайных прохожих. Замерзаем, решаем вернуться.

Очередное такси, мы с ходу заявляем, что у нас свадьба.
Водитель из «понаехавших» нервно вжимается в руль.
— Что правда? — спрашивает он.
— Не веришшшшь? — оскаливаемся мы.
Потом водитель всю дорогу активно клеится к Юльке, причем до нее это доходит, когда мы уже выходим из машины.
— Он, че, от меня что-то хотел? — спрашивает она, невинно хлопая глазками.
Валимся от хохота.

В первом клубе нас встречают как родных. На вопрос где вы были, невинно заявляем, что выходили полетать на метлах. Потому что мороз, боимся что они промерзнут и будут плохо заводится. Нас сажают за нас же столик, приносят заныканное шампанское.
Пока ходим, нам в бокалы кидают милых тараканов. Хотели сожрать, а потом решили принести детям. У них тоже должен быть праздник! НЕ придешь же домой с шабаша без гостинца!

Собственно, дальше уже просто вечер, плавно переходящий в ночь. Танцы, шманцы, фотографии. Домой приперлись в 4, легли в 5.

Пы. Сы. На самом деле организация вечера удручила. В который раз убедилась в том, что хочешь праздника — никто его тебе не устроит. Все сами… Потому что один конкурс и приглашенный факир — это не Хэллоуин, это ничего… Есть горячее желание в следующем году сделать все самим…

01:39 

Третий звонок был?

В Минске открылся фестиваль классической музыки — фестиваль Юрия Башмета. Сегодня посчастливилось быть на открытии…
После генеральной реконструкции наш Минский театр Оперы и Балета с трудом выдержал сорокаминутную задержку начала спектакля. Кофе в буфетах кончился, вентиляция в фойе и не начиналась.
Но, честно говоря, ощущение, что «все равно хорошо» не покидало. Дождались таки третьего звонка, зашли, сели, насладились приветственными речами, написанными явно для телезрителей. Потому что глупо рассказывать сидящим в зале о том, в каком театре проходит фестиваль…
Но это все неважно, потому что потом начался вечер Кармен…
Теперь я точно знаю, чем просто исполнение классической отличается от очень хорошего исполнения. Очень хорошо, это когда даже я, абсолютный «чайник» в музыке, понимаю как круто то, что происходит на сцене. И неважно КАК они это делают, но каким-то непостижимым образом музыка звучит и захватывает, и забываешь о том, что эту музыку творят люди, стоящие на сцене. Потому что она божественно прекрасна…
Антракт… Собственно, вышли, погуляли, зазвонило, вернулись, сидим… С интересом наблюдаем за оркестровой ямой, которая была закрыта в первом отделении, а теперь на ее месте зияет провал. Дна у провала на видно. Музыканты оркестра стоят по бокам и напряженно смотрят куда-то вниз. Полный зал народу и все оживленно обсуждают, каким образом у ямы появится пол. Минут пятнадцать проходит незаметно. Потом медленно-медленно на поверхности показываются пюпитры…
— Ага! — соображаем мы, — Пол просто поднимается, причем сразу вместе с инструментами! Очень удобно! И главное, как быстро! Вот она — хваленая реконструкция театра…
Пол зависает примерно на полдороге к цели. Из ямы раздаются глухие удары кувалдой. Зрители хлопают, чтобы подбодрить музыкантов. Пол медленно уезжает вниз.
Следующие полчаса проходят в обсуждении того, что:
— Могли бы и снизу сыграть…
— Да ладно, постоят на сцене…
— Балет? Ну станцуют между музыкантами, делов-то…
— А пусть они выйдут в зал, так даже интереснее…
Периодически кто-то в зале начинает хлопать, как бы говоря, что зрители еще есть, никто не разошелся и есть ради кого стараться. Из ямы раздаются глухие удары кувалдой…Второе появление пюпитров встречается настороженным вздохом, но вот… вроде как… ну всего метр остался, уже и допрыгнут, нечего привередничать… Музыканты кидаются настраивать инструменты, антракт длился всего час, могло быть и хуже.
И вот на сцене Балет. Нет, БАЛЕТ… Потому что это искусство в совершенно превосходной степени. На дирижерским пультом Башмет, в роли Кармен — Лопаткина. И опять неважно КАК они это делают, потому что каким-то неимоверным образом музыка и танец сливаются в единой целое, и ты сопереживаешь, сочувствуешь, ты слушаешь историю, которую тебе рассказывают, не произнося ни слова. Удивительная способность выражать танцем малейшие оттенки чувств!
Ах, какая Кармен! Ее понимаешь, ее жалеешь, ей восхищаешься, ее не осуждаешь ни на йоту, потому что она восхитительна…Это женщина, которой можно простить все! Честно говорю, слезы сдержать не пыталась, а если б попыталась, то не смогла бы.
Пожалела, что не было с собой цветов, пожалела, что не взяли старшую дочку, пожалела, что такое чудо бывает раз в году, сто раз пообещала себе, что в следующем году придем обязательно…
Короче, просто праздник души! Жаль, что так редко…

@музыка: Кармен...

01:38 

И еще раз про "М+Ж"

Дорогой и любимый соавтор написал в своем блоге статью
www.liveinternet.ru/users/az-im/post109949798/ и спровоцировал меня написать небольшое дополнение.
Честно говоря, я до сих пор недоумеваю, почему слово "провинциал", вдруг, стало ругательным?
Опустим, что ни в книге, ни в фильме, Минск ни разу не назван провинцией, как говорится, сейчас ни об этом. Но чего все так взбеленились? Минчанам так хочется жить в мегаполисе? Стоять в пробках по два часа, ездя на работу, видеть своих детей только по выходным, платить за все втридорога? Кричать, что в город "понаехали", ненавидеть тех, кто понаехал?
Дорогие мои минчане, да, по сравнению с Москвой, у нас еще пока провинция. Так радуйтесь! У нас чистый воздух, наши пробки после Москвы вызывают улыбку. У нас дети гуляют во дворах, езда на дачу не требует выезда в пять утра, чтоб проскочить по относительно пустой дороге. И я совершенно счастлива, что живу именно здесь.
И что за стоны по поводу того, что москвичи до сих пор не знаю, что наша страна называется Беларусь, а не Белоруссия? А почему, собственно, они это должны знать? Я не помню столицу Киргизии, например... Или Киргизтана? И что? Это другая страна, они живут своей жизнью, я своей. И россияне живут своей жизнью, им что Беларусь, что Литва -- со своими проблемами бы разобраться...
Другое дело журналисты... Тут, извините, наболело. Потому что комментарии на форуме -- это забавно, а вот когда рецензия начинается словами "книгу я не читал, но..." и дальше два абзаца полной фигни... Нет, я все понимаю, журналисты тоже люди, и платят им за количество написанных знаков, и вообще надо ж как-то выпендриться... Но неужели не хватает ума хотя бы не признаваться в том, что не читал?

14:03 

«М+Ж» на экране!

Ну вот, и посмотрели мы на фильм, снятый по нашей книге. Ощущения были… много было разных ощущений.
Как будто встретила своего старого и очень-очень близкого знакомого (и знакомую), которых не видела много лет. И ты смотришь на них, и в какой-то момент узнаешь прежнюю Катю и прежнего Сергея, и радуешься встрече со старыми друзьями, а потом раз… и ты понимаешь, что много воды утекло, и что они сильно изменились со временем. И не то, чтоб в этот момент расстраиваешься, просто приглядываешься к ним получше, и пытаешься в этих новых образах все-таки увидеть своих старых друзей.
Я подумала, что хорошо, что столько лет прошло с момента написания книги. Потому что, если б книжку так сильно переписали тогда, мне бы было очень больно. Тогда Катя была для меня родным и близким человеком, и я б сильно горевала из-за того, что на экране совсем не она, а непонятная Вероника
Сейчас не горюю. :) Сейчас радуюсь тому, что фильм получился по книге. Не смотря на то, что изменено практически все. Потому что настроение осталось – осталась влюбленность (если б не вопль Антипенко на весь вокзал : «Я люблю тебя!» -- это был явный перебор). Нет там еще любви, если влюбленность – милая, чистая и светлая.
И фильм милый и душевный. И смеялись мы много, и очень приятно увидеть родной Минск на экране, и актеры порадовали. Антипенко – просто супер! Уварова хороша в своем «отражении», и мне очень жаль, что в реальном образе ее обаяние не передается через экран. Не знаю почему… Но мы видели как снимались минские сцены, видели ее в этом гриме и сером сарафане – это была обаятельнейшай, очень красивая юная девушка. Экран как будто съел это внутренне свечение.
Короче, если б я не была автором книги, фильм бы понравился мне без всяких «но». И я очень-очень рада, что он вышел на экраны!

23:44 

Воскресенье


Погода наладилась!
Теперь уже даже нам хотелось раздеться, а люди навстречу попадались все больше совсем летние.
Мы идем пешком на Невский, по дороге рассматривая и фотографируя Дед Морозовские места.
Особняк Бутурлиной.




Обожаю этот дом, огромные окна, и самая большая ценность для центра Питера — балкон. Правда, сейчас, с учетом того, что под окном вечная пробка, на нем воздухом не подышишь. Но красииииво…
Косой переулок.

Именно здесь шел волшебный снег.
И мы обнаружили барельефы на доме — типичные Дед Мороз и Снегурочка! Но когда мы писали книжку, мы об этом и не догадывались.



Сегодня на выставке было легче. Мы уже знали чего ждать, уже знали что говорить. Очень приятно, что приходили люди, уже прочитавшие книжку и немедленно начинали ее рекламировать, не отходя от стенда. Так и создавался ажиотаж.
Из неожиданностей был милый мальчик лет четырех, который симпатично улыбаясь подошел в Деду Морозу. И Дед Мороз присел на корточки, чтоб поговорить с ребенком и поперхнулся на полуслове, увидев, что у мальчика в руках Коран. Вот как говорить с таким ребенком? Что у них там в Коране про Деда Мороза написано?
Приходила преподавательница гимназии, которая пыталась выяснить сколько стоит пригласить нас на встречу с гимназистами. Не готовы мы оказались к таким вопросам, начали мямлить что-то невразумительное, так и не заработаем никогда…

Незаметно, мы вместо часа проторчали на стенде почти три, пока Дед Мороз не начал таять окончательно.
Сбежали, потому что обещали Сашке сходить на Мойку 12.
От квартиры остались очень яркие впечатления.
Она живая. Нет ощущения музея, здесь действительно жили люди. Особенно в кабинете, где такие затертые книги и такое удобное кресло. И трость стоит, прислоненная к дивану и рукопись на столе. Кажется, что вот только что, совсем недавно Пушкин встал из-за стола, небрежно бросил перо, и вышел из дома…
Но на самом деле, это не музей квартира Пушкина, это, как ни печально, музей смерти Пушкина. Очень подробно рассказывают про последние дни. Что делал утром, куда поехал, во сколько дуэль, кто секундант, как стреляли, что сказали, во сколько привезли домой, как умирал, что говорили врачи… С середины экспозиции в горле стоит ком и глаза на мокром месте. Понимаешь, что случилась ужасная трагедия, нелепая смерть…Фигня, что прошло пару веков, вещи помнят все и они до сих пор скорбят…
В этой прихожей стоял гроб, через эту комнату за пару дней прошли десятки тысяч человек! Десятки тысяч! И это без объявлений по радио и ссылок в интернете!
Вот это признание, вот это слава! Его гений настолько велик, что разглядели даже «лицом к лицу»…
Выходишь из музея, эмоций куча, не покидает ощущение ужасной потери… Но… Но так хочется узнать не только о смерти, но и о жизни.
Как жил Пушкин?
Что ел на завтрак?
Что носил, куда обычно ходил?
Как проходил его день?
Кто его друзья?
Где они проводили время, о чем спорили?
А дети? Четверо детей! Про них вообще почти ничего не говорят, даже обстановка в детской неизвестна. Какой Пушкин был папа? Он вообще с детьми играл? А во что?

Я понимаю, написаны сотни книг, но именно в его квартире такая экскурсия была б тоже очень интересна, потому что Пушкин жил, Пушкин жив, Пушкин будет жить…

Ну, собственно и все. Три дня пролетели незаметно, пора домой.
Мы несемся в магазин, покупаем себе в кулинарии обед, дома ж продуктов нет, в связи с кончиной холодильника. Быстро едим, быстро выбегаем и даже без пробок доезжаем до вокзала. Обратная дорога у нас трудна -- нас ждет боковой плацкарт. Ну не было других билетов!
И все оказалось не так страшно, никто не пел над ухом всю ночь и даже не пил. Просто всю ночь люди входили и выходили. А еще в вагоне было две кошки, которые периодически сбегали от хозяев и их ловили, разговаривая громким шёпотом. Короче, не то, чтоб совсем ужас-ужас, но что-то трагическое в этой ночи было...

01:29 

Суббота. ПРодолжение

Ужин у Юли

Сразу после выставки мы отправились в гости к Юле. Вспоминая фильм «Прогулка», вляпались в пробку перед стадионом, играет «Зенит». Пока стояли, рассматривали толпу сине-белых людей. Потом добрый водитель маршрутки высадил нас рядом с метро, но за небольшим заборчиком. Некоторое время мы этот заборчик обходили. Потом стало понятно, что никакой калитки в нем не предвидится и решили перелезть, а он, гад такой, видимо для того, чтоб через него не лазили, страшно пачкается какой-то черной пакостью. Перемазались, и злые и чумазые, как чертики, пошли в метро. Недоумевая по дороге, как же рядовые питерцы из маршрутки в метро попадают…
Приехали к Юле и попали в совершенно другой мир, другой век. Высоченные дома, широченный проспект, солнце сияет, но при этом ветрюга такой, что голову отрывает. Довольные дети на роликах рассекают без шапок. Суровые северные люди…
По дороге я соображаю, что неплохо бы было что-нибудь купить, хотя бы к чаю. Мы топаем по проспекту, оглядываясь по сторонам. И я понимаю, что тут живут очень больные и очень богатые люди. Потому что сплошняком тянутся лечебницы, аптеки и банки. И еще две пивные. Жвалевский тут же сообразил, что пивные, они в понедельник утром тоже вполне сойдут за лечебницу. Но ни одного, даже самого маленького магазинчика.
И вот, ура! Супермаркет! Ныряем внутрь и начинаем нервно хихикать. Это, оказывается, алкогольный супермаркет. Ну и ладно, ну и обойдутся дети без тортика. Покупаем шампанское, портвейн и сок.
Находим Юлькин подъезд, звоним в домофон. Нам открывает дверь суровая женщина-консьержка.
— Вы к кому?
— Мы в такую-то квартиру…
— Фамилия хозяев?
Тут я начинаю ржать и звонить Юле. Пусть эта тетенька спасибо скажет, что я хоть имя знаю, потому что ник мог с именем и не совпадать. И я вполне могла заявить, что мы идем, например, к Русалке.
Но в итоге, после Юлиного звонка на вахту, нас все-таки пропустили, и на лифте мы поднялись без приключений.
Юлька немедленно усадила нас за стол. И я как-то не успела сказать, что солянку не люблю. И это счастье, потому что вкуснотища была неописуемая, а ведь я могла и не попробовать!
Потом стали сходиться остальные гости, в итоге в квартире где-то постоянно тусовалось семеро детей. Где они были? Что они там делали? Осталось загадкой.
Жвалевский, который пока не очень комаровский папа, в середине посиделок начал искренне восхищаться простыми диалогами.

—Юль, надо детей покормить.
Юля (изумленно)
—- Зачем? Они же не просили!

В глубине квартиры кто-то плачет, короткие разборки, плач замолкает.
Жвалевский:
— Ну вы даете, я и то дергаюсь.
Философский ответ:
— Дети, они вообще очень живучи…

Но один момент и меня заставил содрогнуться. Представьте себе, сидим на кухне, через дверной проем виден коридор. И вот я вижу, как в этом проеме на пол, спиной, плашмя, затылком вниз, падает ребенок. Сердце екает, ребенок не плачет и от этого еще ужаснее. Жвалевский, видя мои страшные глаза, оборачивается и видит продолжение истории. Оказывается, это большая кукла, которую с чувством шмякнули на пол, и теперь пихает впереди себя по коридору целый детский паровозик. А дети все живы…

Вечер потихоньку плавно растекся по кухне. Болтали, веселились, что-то вспоминали, бесконечно смеялись…
Что-то меня торкнуло — глянула на часы— начало первого. И когда время пролетело? Правда, тут уже темнеет ощутимо позже, чем у нас, внутренние часы сбились.
— Ой, а метро до скольки?
— Ыыы, а вы уже не успели…
Правда тут же выясняется, что такси стоит не запредельных денег и можно расслабиться.
— Но не долго, — радостно сообщают местные жители, — Скоро мосты разведут!
Честно говорю, мы решили не рисковать. Потому что протрындеть разводку мостов в такой компании, это бы мы запросто. А приезжать домой утром не очень хотелось. И мы приняли суровое и мужественное решение ехать домой.
Выходим, ловим первую же машину. За рулем типичный «понаехавший». Сначала сообщает цену, а уже когда поехали, спрашивает:
— Так ехать куда?
По-русски почти не говорит… Жигули трясутся и дребезжат.
— Мы доедем? — с подозрением спрашивает Сашка.
— Обязательно, — без особой уверенности говорю я.
И, проезжая мимо «Авроры», опять хотелось запеть:
— Что тебе снится, крейсер «Аврора»…
Но мы побоялись того, что водитель подхватит и запоет какую-нибудь заунывную восточную песню…

14:37 

Суббота

С утра мы обнаружили не обещанное потепление, а затянутое свинцовое небо. В голову упорно лезло: «Дремлет притихший северный город, низкое небо над головой…» Все-таки советское детство побеждает всю возможную классику и лирику.
Мы собирались на выставку к двум и собирались погулять по городу в сопровождении нашего питерско-дед-морозовского консультанта. До этого мы с ним общались только в виртуале и вот собирались встретиться, чтоб лично спасибо сказать и книжку подарить.

Забавно то, что он, во-первых, оказался примерно вдвое младше, чем мы предполагали, а во-вторых, похоже, с трудом общался с живыми людьми. Житель всемирной сети…
Но тем ни менее небольшая экскурсия была очень интересная, город он знает как свои пять пальцев и обращает внимание на такие вещи, которые бы в жизни не заметили. Чего стоят только совы на фасаде самого обыкновенного дома на Невском или сложно навороченные проходные дворы, изгибающиеся под самым невероятным углом… И еще одно отдельное спасибо за открытие для нас троллейбуса номер 10, который мало того, что едет в нужном направлении и приезжает прямо к воротам ЛенЭкспо, так еще и совершает обзорную экскурсию по городу, проезжая через все основные достопримечательности. Погуляли дивно, только очень замерзли и приехали на выставку даже раньше времени.
Честно говоря, от выставки ожидала бОльшего. В прямом смысле слова. Павильон совсем небольшой, зато быстро обозримый и просторный. Что приятно относительно недушно и нет толкучки между рядами.
И мы надеваем на себя костюмы Деда Мороза и Снегурочки и приходим в зал. И начинается знакомство с Питерскими детьми. И довольно быстро мы понимаем, что они не такие, как мы себе представляли. Мы ждали визга и эмоций, а получили вдумчивое созерцание. Девочка лет шести спрашивает совершенно серьезно
— Снегурочка? А вы почему здесь?
Хором начинаем нести какую-то пургу про то, что у нас часы спешат, мы заблудились и вообще соскучились…
— Понятно…
Ни тени улыбки на лице. Она спросила, ей ответили, ответ ее удовлетворил. Чувствуем себя клоунами.
Большинство детей обходит нас по большому кругу. Нервно хихикаем.
Немного отпускает, когда становится понятно, что дети возвращаются. То есть закладывают вираж, видимо, чтоб осознать, что происходит, а потом приходят еще раз, уже вполне готовые общаться.
Дети Питера — это маленькие взрослые. Им не нужно шоу и сюсюканье, они воспринимают действительность такой какая она есть, воспринимая чудеса как часть жизни.
Пришел Дед Мороз?
Нет воплей типа:
— ВАУ!!! Как же так?! Мама, смотри кто там!!!
Ребенок просто подходит и спокойно говорит:
— Кстати, Дед Мороз, я давно хотел тебе сказать…
Правильно, чего кричать-то?
Мы немного освоились и начали резвиться. Начинаем приставать к взрослым, поздравляем всех вокруг с Новым годом. Оказывается это так здорово, когда хмурый дяденька вдруг расплывается в дурашливой улыбке, а уставшая тетенька начинает хихикать.
Рассказываем людям про свою книжку и опять поражаемся петербуржцам. Сказку про Деда Мороза многие бы не купили. Книжку по истории города покупали практически все! Причем даже у детей при словах: «Это история Петербурга глазами Деда Мороза и Снегурочки» загорались глаза, и становилось понятно, что ребенку интересно и читать эту книжку он будет.
В общем на стенде «Детгиза» у нас развернулась бойкая торговля, был момент когда мы реально не успевали штамповать книжки специальной дедморозовской печатью и давать автографы. Большая часть покупателей так и не поняла, что мы авторы, но это, собственно и неважно. Главное, чтобы книжка понравилась!

Когда мы вышли из павильона, то еще долго ловили себя на том, что хочется и дальше поздравлять людей с новым годом. Приятно видеть ответные улыбки на лицах…

14:37 

Питер. апрель 2009

Пятница. Эрмитаж.
Как известно, в одной отдельно взятой поездке случается одна отдельно взятая гадость.
И поэтому я не люблю когда в начале поездки начинает везти. Потому что потом это везение обычно вылезает боком. Лучше когда сразу случается мелкая пакость, тогда потом можно выдохнуть с облегчением и не ждать этой самой неприятности всю поездку.
Поэтому то, что мы с Сашкой оказались в купе вдвоем, меня не обрадовало, а насторожило. Я начала судорожно соображать, что ж с нами случится…
Хотя вдвоем в купе было хорошо. Мы наигрались во все известные нам «бумажные» игры и после Витебска, когда стало понятно, что никого к нам не подсадят, с удовольствием завалились спать.
Утром выползли на перрон. Хорошо! Солнышко светит, и воздух в Питере совершенно особенный, у него есть свой запах — речки, близкого моря и времени. Выходишь на Витебском вокзале, и ты уже чуть-чуть в прошлом…
Доехали мы до дому без проблем, почти с первого раза открыли ворота и совсем с первого раза открыли дверь в квартиру, что для меня крайне удивительно. Я уже в напряжении, я ж гадость жду, которая должна случиться… Начинаем включать воду — не включается! У меня уже почти от сердца отлегло — все, гадость случилась, можно расслабиться! Ан нет! Сашкина настойчивость в переборе различных комбинаций из пяти краников приводит к тому, что вода таки есть. Ладно, идем в магазин за едой, потому что есть охота и планов на день громадье.
Приносим еду, быстро заглатываем то, что принесли, остальное загружаем в холодильник и топаем в Эрмитаж.
В Питере весна. Небо ярко-голубое, солнце светит, отражаясь в шпилях и куполах. Люди жмурятся, сидят, развалившись на скамейках, как коты на припеке. В Питере весна! Питерцы раздеваются, скидывают надоевшие куртки и кофты, навстречу то и дело попадаются люди с короткими рукавами. Мы с Сашкой кутаемся в плащи и норовим перейти на солнечную сторону улицы. И не то чтоб совсем холодно… Вот если под стеночкой, на солнышке, да чтоб от ветра спрятаться, то очень даже ничего. Особенно если капюшон натянуть и руки в карманы спрятать. Пытаясь сойти за местных, покупаем себе мороженное — самое любимое — сахарную трубочку. Нигде больше нет такой вкуснятины! Жаль только с каждым нашим приездом порция все меньше, а цена все больше…
Дворцовая площадь… Разгуляево. Толпа детей на роликах, свадьбы, кареты с лошадьми. Стоит строй каких-то девушек в форме. Никак женский батальон возродили? Но Сашка не дает мне их рассмотреть, тянет внутрь.
Чтоб не было соблазна ходить куда глаза глядят, мы берем аудио-гида и отправляемся на аудио-экскурсию. Эрмитаж парадный, эрмитаж-дворец. Шикарный паркет, стертый бархат на стенах, роспись на потолках, позолота на стенах. Если уж сейчас это производит впечатление, то что уж говорить о тех, кто сюда попадал в 19 веке! На середине экскурсии звонок — приехали Юля с Сашей. Мы возвращаемся на парадную лестницу, встречаемся и пытаемся возобновить осмотр. Но получается с трудом. Сашка переключается на Ярку с Онежкой, мы доходим до зала с часами-павлином и с наслаждением болтаем, пока дети их рассматривают.
Я рассказываю Сашке о том как мечтала в детстве залезть по мраморной лестнице на воооон тот балкончик…
— Спасибо, мама, — язвительно говорит ребенок, и добавляет жалобно, — Теперь я тоже хочу туда залезть…
Через некоторое время и пару залов мы перестаем делать вид, что осматриваем музей, а забиваемся в максимально пустой зал, чтоб ущерб от детей, если что, был минимален и просто трындим. Минут пятнадцать Юля говорит, что «уже пора бежать» и, как ни обидно, все –таки убегает, а мы, с Яркой и Онежкой во главе, отправляемся дальше. Меня очень порадовало то как стали реагировать на детей. Я помню, как мне орали:
— Держите ребенка!
Когда я приходила сюда с Сашкой. Хотя незачем было ее держать, и ничего плохого ребенок не делал. Сейчас при виде Онеги, которая крайне деловой походкой шуровала впереди всех, тетеньки в залах расплывались в улыбках и радостно что-то щебетали. А еще в одном из залов мы наткнулись на деток, которые ползали по полу с фломастерами и рисовали. Под попами у них были специальные мягкие «сидушки» и рисовали они глядя на картины, висящие на стенах. Я в очередной раз белой завистью позавидовала детям, живущим в Питере. Для них обязательная школьная музейная обязаловка может стать сказочно интересной…
Мы вышли в очередную анфиладу комнат. До горизонта тянулись огромные залы, в три яруса завешанные картинами.
— Ой, я больше не могу, — взвыла Сашка, —ой, я домой хочу! Не могу больше смотреть на картины, они скууучные…
Я уж собиралась расстроиться по поводу низкого уровня сознательности ребенка, но Саша уговорила ее подняться на третий этаж. И к моей большой радости при виде импрессионистов глаза у Сашки разгорелись и открылось второе дыхание.
— Ну вот это же совсем другое дело! — заявила она.
И даже довольно бодро отсмотрела все залы. Правда, потом, уже почти в прямом смысле слова валилась с ног.
И почему в Эрмитаже так устаешь? Каждый раз изумляюсь, но через два часа хождения там ноги начинают подкашиваться, а спина болит, как будто копала траншею.
Мы отправились в кафе, чтоб немножко посидеть. Я была уверена, что на этом наша экскурсия и закончится, но Сашка подзаправилась пироженым и воспряла. Ярка настойчиво требовала фонтан и таки увела маму домой. А мы продолжили осмотр. На этот раз ребенка хватило на две выставки — «Тайна золотой маски» и «Книжная кунскамера».
Оказывается, книги со вкладышами, подвижными частями и вращающимися деталями издавались еще в 16 веке. А мы-то надеялись придумать что-нибудь новое для своего «Деда Мороза»…
Все, сил больше нет, пора уходить. Сашка валяется на банкетке в холе музея. Я в очередной раз радуюсь демократизации Эрмитажа, раньше это могли себе позволить только развязные иностранцы, а теперь и простые русо-туристо выляются, задрав ноги и сняв туфли на каблуках. Но, с другой стороны, никому кроме русской тетки не придет в голову напялить каблуки, чтоб гулять по Эрмитажу.
Притопав домой, мы обнаружили долгожданную гадость — холодильник не включился. Он гудит, жужжит и даже булькает. То есть старается вовсю. И его даже можно использовать как обогреватель, но непонятно куда девать продукты…

18:02 

Правдивая история Деда Мороза

НЕ прошло и года, а точнее полутора лет, как рукопись все-таки превратилась в книгу!
books.vremya.ru/books/711-dm.html?PHPSESSID=2fd...
Книгу выпустило издательство "Время".

lib.rus.ec/b/131852/read
Здесь книга с иллюстрациями.

00:47 

Поездка в Израиль -- продолжение 7

8 октября
В этот день вечером начинался Йом-Кипур. Судный день. День, в который для иудеев расписывается судьба на год вперед.
В этот день строгий сухой пост (даже пить нельзя) и делать почти ничего нельзя. Начинается он вечером, с появлением первой звезды, и продолжается сутки. В этот день по всему Израилю не ездят машины, не работают магазины и вообще ничего не работает.
Днем мы отправились на пляж, благо у Иры и у девочек был выходной.
-- А вам еще на море не надоело? – спрашивает меня Маша.
-- Нет, Маш, мы так соскучились по теплому морю. От нас до ближайшего 1500 км, представляешь?
У ребенка в глазах ужас. Явно не представляет. :)
Днем сидим на пляже, но ожидание Йом-кипура чувствуется и здесь. Официанты суетятся, зонтики убирают, стулья начинают из-под нас выдергивать уже в два часа дня. Оно и понятно, людям еще нужно успеть доехать домой, что-то купить, приготовить поесть. Потому что в Судный день готовить нельзя. То есть можно кормить детей, но это должно что-то совсем непахучее, чтоб не раздражать соседей.
А Вадик обещал пожарить для всех драники… А они, как известно, пахучие и даже очень. Короче, он их быстро жарил. Очень спешил. Чтоб к пяти все успеть. И чтоб к первой звезде запах наших драников выветрился из вентиляции.
Очень интересно наступление Йом-кипура. Чем ближе вечер, тем все меньше суеты, все закрывается, машины все реже и реже, кажется, что город постепенно погружается в спячку. Сумерки… Тишина… А фиг вам тишина!
На улицы высыпают дети. Их тысячи, тысячи… Они катаются на всем, что шевелится. Банальные велики, ролики и самокаты, не очень банальные машинки. Совсем небанальные штуки на четырех колесах, эдакие скейты с рулем. Часам к восьми вечера улицы заполонены детьми, причем носятся они так, что, смотреть на них страшно. То и дело мимо кто-то просвистывает, ты даже не успеваешь понять кто это был и на чем.
Наши дети тоже были на колесах: Саша с Машей, Катей и Натиком на роликах, Ронька на коляске.
Правда, Наташка быстро устала, Сашке было не очень удобно в чужих ботинках, Маша довольно быстро решила поменять ролики на велосипед, поэтому гуляли мы не очень далеко от дома и рывками. Ира постоянно встречала знакомых, когда весь город высыпал на улицы, выяснилось, что тут все друг с другом знакомы. :)



9 октября



Йом-Кипур. Продолжение.
Вечером отсутствие машин в городе было не так дико. Все-таки такое видишь, например, поздней ночью.
А когда утром тебя встречает полная тишина из окна – это странно.
Мы выдвинулись на пляж. Путь не то, чтоб далекий, но уж очень гористый. Причем туда – вниз и дается это легко, но идешь и понимаешь, что обратно-то придется в горку ползти, да по жаре, да «отдохнувшими» на пляже.
Мелким взяли коляски, Ира поехала велосипедом сопровождения со старшими, Саша с Катей на роликах, Маша тоже на велосипеде.
А я хоть немного город пофоткала, а то все бегом-бегом.
Разные круги-перекрестки, детские площадки, разрисованные электрощиты. Все железные щиты в Эйлате расписаны. Такие красивые картины попадаются!
Наши роллеры и велосипедисты скрылись на большой скорости в неизвестном направлении, а мы с двумя колясками медленно, но верно стали спускаться морю.
На набережной Натику выдали самокат, и она, довольная, каталась вместе со всеми. Позже груда всяких механизмов с колесами, которая была рядом с нашими вещами на пляже, внушала уважение.
Мы первый и единственный раз купались на гостиничных пляжах Эйлата. Тут совершенно скучно и неинтересно. Песок, рифов нет, рыбок нет. Народу туча. Все закрыто, отдыхающим делать совсем нечего, а до пляжей с рыбками без машины не доберешься. Вот и толкутся все на одном пятачке.
Путь домой был долог. Старших детей можно было выкручивать – в горку на роликах по жаре. Зато тренировочка какая! Ронька заснул в коляске. Натик совершенно забыла, что на взрослая, залезла в коляску и рулила оттуда папой.
-- В тенек поворачивай! А солнце быстрее проходи!

Собственно, нам оставалось только собрать вещи и ждать первой звезды, чтоб можно было отправиться обратно, на Север.
Сколько мы пробыли в Эйлате? Неделю… Она пролетела так быстро, что мы не успели опомниться. Так много посмотрели, и так много не успели… Вроде целую неделю жили вместе, но совершенно не пообщались. Не наобщались…
И душат противоречивые чувства. С одной стороны, если б Ира не жила здесь, в этой красоте, то мы б сюда не приехали. А с другой стороны, безумно жаль, что такие близкие и родные по духу люди, живут так далеко…

16:11 

Поездка в Израиль -- продолжение 6

7 октября
С вечера нам были даны все инструкции, рассказан маршрут, выданы купоны на скидки и описано, что мы должны делать. А должны мы были ехать в заповедник, в пустыню.
Но утром, проснувшись дома одни, лишившись Иры, как вдохновителя и агитатора (она на работу ушла), мы сломались.
Сейчас я совершенно не понимаю от чего мы устали. Ходили себе на пляж, на рыбок любовались. Но тогда, видимо, буфер впечатлений переполнился и стало понятно, что ехать куда-то просто нет сил. И не физических сил, а моральных. Видимо, мозг требовал остановить поток видеоинформации, лечь, закрыть глаза и не двигаться.
Что мы и сделали. Ну, почти. До пляжа мы все-таки доехали. А там уже легли. Прям у кромки моря, чтоб никуда не ходить. Чтоб из-под зонтика выползти и бултых!
После вчерашней игры в дельфина у меня родилась гениальная мысль, и мы с Натиком стали играть в акулу. Проблема купания с рыбками решилась!
Натик заходит в воду и диким рычанием (акулы ж рычат, конечно, как же иначе) начинает распугивать рыб. Рыбы распугиваются крайне вяло, в основном плывут как плыли, увиливать начинают если почти схватить рукой или почти достать ногой. Тогда, может быть, наглая рыбина и оглянется и посмотрит вяло:
-- А кто это меня там хватает? А?
И не меняя выражения морды, презрительно усмехаясь, уплывет дальше.
Но ребенок занят, в воду летит, никого не боится. Только при виде рыбы-ласты по-прежнему напрягается:
-- А она б-б-боится акул?
-- Очень!
-- Ааааа!!! Я cт-т-т-тлашная ак-к-кула… Ой, мамочка, возьми меня на лучки…
Рыба-ласта (все время забываю посмотреть как же она называется) проплывает мимо, вильнув нам хвостом, Наташка в восторге:
-- Ага! Сбежала! Это она меня испугалась! Аааа! Я стлашная акула!
Днем мы вернулись домой, и Вадик свалился спать. Что в принципе не удивительно. Но удивительно то, что он еды не дождался… И вообще был какой-то вялый… А проснулся с температурой… Вот до чего безделье доводит! Стоило один день сачкануть, и все – заболел.
Сашка с Машей опять убежали на гимнастику, что нам оставалось делать? Взять оставшихся детей и пойти гулять, а заодно и в аптеку.
Гуляли мы очень забавно. Ронька в коляске. Наташка какое-то время шла рядом, а потом ей стало завидно, и она начала намекать на то, что ножки устали, руки устали и ваще жизнь не задалась. Ира оказалась к этому готова и предложила Натику залезть в корзинку, которая в коляске для вещей. Наташка тут же туда влезла, только глазюки из корзинки сверкали, и так уютно там устроилась, что когда им с Ронькой предложили поменяться местами, отказалась наотрез. Так и ездила в корзинке.
А мы приехали на большую детскую площадку. Что меня потрясло, дети, придя на площадку, разуваются. Там везде песочек, вот они и носятся босиком. Как на детской площадке может не быть битых бутылок до сих пор для меня загадка…
Катя носилась за Ронькой и Натиком по горками и прочим «лазелкам», мы с Ирой даже немного посидели на каком-то бортике, но тут пришла Наташка и начала просить есть. Хорошо, что рядом оказалась пекарня, в которой мы и затарились свежими булочками.

Придя домой, мы застали уже вполне живого папу Вадика, которого папа Саша вылечил стаканом горячего вермута. Все те глупости, которые мы из аптеки принесли, никому не понадобились…

13:29 

Поездка в Израиль -- продолжение 5

6 октября



Утро уже прошло по накатанной. Встает Ронька, потом Наташка, потом девчонки, Маша с Катей уходят в школу, Ира с Ронькой убегает в садик, мы остаемся одни – бездельничать. После первого урока прибегает Ира и отвозит нас на Долфин-риф. Как обычно, я обхожусь семье непомерно дорого, потому что Вадик и девчонки идут как Ирина семья, а я , как чужая тетка, за совершенно другие деньги. От меня сплошное разорение. :)
Долфин-риф – это пляж, совмещенный с дельфинарием. Пляж песчаный, насыпной, от моря его отделяет сетка, нет кораллов. Наташка подошла к воде, с подозрением посмотрела на море:
-- А тут что, рыбок нет?
-- Нет.
-- А почему?
-- А тут сетка, они через нее не пролезают.
-- УРРРРА!!!
И ребенок ломанулся в воду.
Еле вытащили ее из воды, чтоб пойти посмотреть на дельфинов. Пляж от дельфинария отделяют деревянные мостики, которые плавают по поверхности воды. На них можно сидеть, свесив ноги в воду, и ждать когда дельфины подплывут поближе. А дельфины и так совсем рядышком. Они плавают вокруг, их сопровождают аквалангисты, гладят их, чешут им пузо. Иногда дельфины начинают носится вокруг, догоняя друг друга и выпрыгивая из воды.
Все время разрываешься между желанием посидеть тут подольше и полюбоваться, или пойти еще искупаться, потому что жарко.
Наташка к дельфинам отнеслась довольно спокойно, типа, ну дельфин и дельфин, что я дельфинов никогда не видела… Зато море без рыбок – это было счастье. Наконец-то ребенок вволю накупался, наплюхался, набрызгался… Она из себя и дельфина изображала, выпрыгивая из воды, и наплавалась, и даже пыталась нырять. Причем не опуская голову в воду… Трудно? Но мы ж не боимся трудностей… Зато весело.
В 12 Ира увезла Вадика с Сашкой плавать с аквалангами, а мы с Натиком остались с дельфинами. И эти полтора часа, пока мы были одни, пролетели совершенно незаметно – мы из воды не вылезали…
Через полтора часа приехали совершенно очумевшие от впечатлений Сашка и Вадик. Внятно рассказать что они видели, получалось плохо, в основном:
-- Оооооо!!!! Вау!!!!! И это было круто!!!
То есть минимум информации при максимуме эмоций.
Днем дети пытались делать уроки, а потом Машка убежала готовиться к выступлению на гимнастике. А мы пошли на нее любоваться. Оказывается, мы присутствовали при открытие нового Эйлатского дворца спорта. И на него вовсе не согнали всех школьников со всеми учителями. И ничего – открытие состоялось. И даже мэр присутствовал, ходил, улыбался, со всеми здоровался. И как-то без речей обошлось… Нет бы, понимаешь, всех построить, чтоб прочувствовали серьезность момента, чтоб знали кого благодарить за счастливое детство. Короче, сорвали мероприятие. :)
Машка отвыступала, мы устроили им с Сашкой фотосессию прямо в гимнастическом зале, а потом, все вместе, отправились гулять на набережную.
Ох и сложное это дело – сувениры покупать!

18:06 

Поездка в Израиль -- продолжение 4

4 октября

Ночь прошла спокойно. Классно спать в палатке, когда на улице 30 градусов тепла, а палатка такая легкая, что продувается со всех сторон. Дети поели (Полинину кашу, сваренную в Хайфе, как нашли :)), искупались, просолившись уже окончательно, и мы стали собираться в Эйлат. Все-таки дорога предстояла долгая, для нас это был самый длинный переезд в Израиле.
Стартовали. Еще какое-то время ехали вдоль Мертвого моря, разглядывая все вокруг. Указатель: «Содом». Подъезжаем.
Да, именно здесь был древний город, и над ним до сих пор стоит бедная жена Лота, которая обернулась, и за это превратилась в соляной столб. Столб действительно уникален -- до 95 % породы составляет чистая соль…
Потом мы проезжали фабрику по производству минеральных удобрений Мертвого моря. Удивительное сооружение! Именно так фабрики и заводы рисуют в мультиках. Огромные колбы, трубочки, жгутики, мостики. Такое впечатление, что все это булькает, кипит и пенится. И еще горы всякой разноцветной породы – вот гора чего-то белого, вот гора чего-то желтого. Не хватает только ведьмы, которая бы над всем этим стояла и волшебной палочкой помешивала зелье в огромном котелке.
А дальше мы едем почти три часа через пустыню. Мы все никак не можем к ней привыкнуть – ждали –то песчаных барханов… Но пустынные горы – они удивительные. Тут есть причудливые фигуры, которые из камня выдул ветер. Тогда горы гладкие, с закругленными формами. Есть горы угловатые, с большими трещинами, грубой формы. Иногда дорога пробита прям между горами, тогда едешь, как по карьеру. А иногда взбираешься чуть на горку, и тогда открывается совершенно удивительный вид – оказывается эти горы разноцветные. Белые, желтые, коричневые, красные, зеленые…Ярус белый, над ним ярус коричневый, следом ярус с красным отливом… Завораживает.
А еще больше завораживает активное сельское хозяйство посреди всей этой пустоши. Вдруг, бац – зелень, все цветет, пальмы стройными рядами (плантации финиковых пальм), парники до горизонта. Интересно, что эти парники преследуют цель диаметрально противоположную нашим парникам – они защищают растения от солнца…
Делаем очередную остановку «в цивилизации». Как обычно -- заправка, кафе, магазинчик. Очень впечатлило, что когда сидишь за столиком на улице, тебя с периодичности в пару минут, сверху, из распылителя, поливает холодной водичкой. Каааайф…
Поражает, что вдоль всей дороги, а это почти 300 км, из земли торчат водопроводные трубы…
Эйлат начинается неожиданно. Пустыня, пустыня, пустыня, город. Как всегда зелено, как всегда все цветет, красивый тихий городок.
Выгружаемся дома у Иры, заполонив вещами всю квартиру, передыхаем и едем на пляж.
Первое потрясение – вход в воду практически закрыт. То есть море затянуто лентой, на которой опять-таки на четырех языках написано «Вход воспрещен». Оставлены только узкие проходы, они огорожены буйками. Ира выдает нам такой инструктаж, что становится страшно:
-- Кораллы не трогать – штраф, на морских ежей не наступать – травма, в воду за ограждения не залезать – штраф…
Сашка круглыми глазами смотрит на Иру и шепчет мне на ухо:
-- Я лучше туда вообще не полезу…
Второе потрясение – до другого берега моря рукой подать. На картах-то видели, что эйлатский залив узкий, но не представляли, что настолько!
Нам выдаются маски, трубки, и мы заходим в воду.
Мы стоим по колено в воде, мимо нас из воды выходят аквалангисты. На меня плывет что-то синее, большое. Я думала, кто-то ласту потерял… Буквально через пару секунд до меня доходит, что это рыба. Рядом еще одна… А вон там целая стая… Я в полном офигении, а то была уверена, что чтоб на все это посмотреть нужно куда-то плыть, с ластами, с аквалангом… Не нужно никуда плавать! Вот оно все, под ногами – яркое, разноцветное, море просто кишмя кишит этими рыбками, у меня полное ощущение, что я зашла в аквариум. Из ступора меня выводит Наташка, которая тоже заметила рыбу-ласту.
-- Мама, что это?
--- Это рыба.
-- Ааааааа! Возьми меня на ручки, я туда не пойдууууууууу! Я ее боюсь!!!
Неудивительно, она примерно с нее размером.
Наташка забирается на ручки и смотрит в воду, примерно минуту осознает сколько вокруг рыб, и выдает:
-- Не, я здесь купаться не буду. Они кусаются…
-- Натик, они не кусаются…
-- Аааа! Их много! Они большие! Вытащи меня отсюда!
Наташка так в этот день больше в воду и не зашла, с нее хватило впечатлений.
Зато Сашка накупалась за двоих.
Первое впечатление от Красного моря – оно незабываемо. Опускаешь голову в воду и понимаешь, что так не бывает. Что это можно увидеть по телевизору, в аквариуме, но чтоб вот так, в открытом море… Рыбки крутятся вокруг, они уже, наверное, так привыкли к людям, что вообще не боятся. Кораллы всех возможных форм и цветов. Морские ежи сидят на дне в засаде. Ощущение полной нереальности происходящего…

5 октября

Встали уже привычно рано. Не спас даже перевод часов на зимнее время.
Только мы собрались пойти поваляться на пляже, как прибежала Ира и отвела нас в подводную обсерваторию.
Все наши надежды на то, что мы сейчас пойдем на пляж и там будем тупо валяться, разбились в прах. Культурная программа продолжалась!
Эйлатская обсерватория – это по сути смотровая площадка, опущенная под воду. То, что в других подобных музеях, показывают в искусственных аквариумах, тут в натуральном виде. И это потрясает больше всего. Ты смотришь через стекло, видишь там неземные красоты, а потом вспоминаешь – это не аквариум, это живое море. Собственно почти все то же самое можно увидеть и на обычном пляже, если нырнуть. То тут рассматриваешь все с большим комфортом. Плыть не надо, маску надевать не надо, вода в уши не заливается.
А с башни, со смотровой площадки (90 ступенек вверх) видно одновременно 4 страны. Напротив, на другом берегу моря, Иордания, рядом с ней Саудовская Аравия, а на этом же берегу моря Египет.
Мало того, что Ира провела нас в обсерваторию с какой-то безумной скидкой, как свою семью, так еще и немедленно нашла знакомого, который работает в этой самой обсерватории. И нам скидку на всю ювелирку и севенирку сделали. 40 %! Пришлось еще и в магазине подзависнуть для скупки сувениров друзьям и знакомым кролика… :)
Застряли мы в этой обсерватории надолго – тут и небольшой морской зоопарк – черепахи, скаты, акулы (их при нас водолазы кормили почти с рук), и детская площадка. Правда, когда мы дошли до площадки, градусник показывал +38. И все пластмассовые детали были слегка раскаленные.Даже местные дети на ней не играли. Зато мы порезвились в тенечке «вылупляясь» из черепаховых яиц и пытаясь почувствовать себя в шкуре настоящей черепахи. Плохо живут черепахи, тесно у них там, в панцире. :)
А потом мы отправились на пляж, купаться. Сашка кинулась фотографировать рыбок, Наташка опять заявила, что она в воду не полезет. Как назло в тот момент, когда мы заходили в воду, там просто ступить было некуда – рыбный суп какой-то. Да еще и Сашка начала верещать, что рыбки ее щекочут. Короче, младший ребенок надулся и согласился окунуться только у меня на ручках.
Видно было, что у нее уже от впечатлений голова кругом. И спать она хотела так, что по пути домой в машине просто отключалась. Еле, втроем, заговорили ей зубы, чтоб не заснула и дотерпела до дома.
А дома нас ждала Ира с обедом. Ира – удивительной энергии энерджайзер. Она с утра сходила на тренировку, потом на работу, потом сбегала отвела нас в Обсерваторию, вернулась на работу, и пока мы отдыхали, приготовила обед. И мы приперлись никакущие и рухнули спать, а она упорхала за Ронькой в садик. Где люди берут такие батарейки…

Вечером Сашка отправилась с Машей на гимнастику, а мы пошли прогуляться по набережной. Эйлат – просто очаровательный город. Тихий, уютный. Настоящий курорт. Интересно то, что в городе нет ни одного светофора, на всех перекрестках организовано круговое движение, причем на каждом круге стоит что-нибудь интересненькое. На самом ближнем к Ириному дому – памятник последнему эйлатскому светофору. Это место, где оставался последний светофор, и там поставили светофоровое дерево. Много-много светофоров стоят теперь в центре круга и мигают почти всеми цветами радуги.
Набережная торговая . Обидно, что сувениры, большей частью, совершенно стандартные, они есть и на Балтике, и в Крыму… Большие отели, рядом магазины, кафе, рестораны. Вечером очень красиво, даже пальмы подсвечены.
Папы уселись в кафе с бокалом пива, а Натик в воплями :
-- Ой, детская площадка!
Побежала вперед.
Каково же было наше разочарование, когда мы выяснили, что это не детская площадка – это тренажеры. Стоят себе на набережной, чистые, не поломанные. Все кто хочет, приходят, занимаются. И Натик сначала не очень понимала, что с ними делать, но быстро освоилась.
Вот так в этот день дети усиленно занимались спортом.

19:28 

Поездка в Израиль -- продолжение 3. И этот день еще не закончился.

3 октября. Продолжение. Бесконечный день...

Мы уехали из Иерусалима часа в 4. Скоро начинался шабат, и Лиле с Борей еще нужно было успеть добраться до дому. Так что мы с огромным сожалением распрощались с ними на стоянке у города Давида. С надеждой на новые встречи…
А нас ждала дорога на Мертвое море.
Едем. Впереди «Тата», мы уже привычно второй машиной. Батарейки в рациях сели, флешки в фотоаппаратах забиты, голова гудит от впечатлений. Дети в машине сразу вырубились.
А за окном начинается пустыня. Но это совершенно не та пустыня, которую мы привыкли видеть на картинках. Тут не песок, тут камень. Высокие желтые каменные горы. Желтый вообще мой любимый цвет, а тут его так много… Шикарная широкая, почти пустая дорога, пробитая между желтых гор. Чувствуешь себя в сказке.
А дальше еще интереснее. На одной из скал отметка – уровень моря. И мы спускаемся вниз. Отметка -100 м, и мы спускаемся, -200, -300…
Оказывается, Мертвое море - самая низкая точка земной суши (415 метров ниже уровня моря).
Доехав почти до моря, мы останавливаемся в цивилизации – заправка и кафе. Открываем дверь машины, и тут я понимаю, что такое действительно жарко. Жара просто с ног сшибает, такое впечатление, что тебя выбросили на раскаленную сковородку. Что здесь творится летом, даже представить себе страшно. Быстро назад, в машину, под спасительный кондиционер… Уезжаем. 
Мертвое море остается слева, мы едем по дороге вдоль него. Пейзаж совершенно фантастический, и опять ни на что не похожий. Вода как будто светится изнутри, и при этом поверхность ее абсолютно ровная. Иногда видны солевые отложения, видно, что вода ушла, и теперь соль ослепительно сверкает на солнце.
Солнце уже низко, вода освещена кусками – где-то горит почти нестерпимо белым, где-то просто перламутровая…
Мы довольно долго едем вдоль моря и приезжаем на пляж. Рядом несколько отелей, много народу. Очень много арабов. Огромными шумными семьями и бесчисленным количеством детей. Женщины так и сидят закутанные, мужчины купаются, дети галдят и носятся по пляжу.
Мы добредаем до воды, уже очень хочется искупаться…
Пока в эту воду не зайдешь, не поймешь как это может быть. Потому что сколько не рассказывай, что человек в этой воде может висеть практически в любой позе, пока сам не убедишься, не поверишь.
Может. Висит. Плыть невозможно. Ноги выпихивает на поверхность с силой, которой не получается сопротивляться.
Очень впечатлили спасатели, которые на 4 языках, включая русский, орут:
-- Не отпускайте ребенка!
-- Не переворачивайтесь лицом вниз!
-- Не брызгайтесь!
Это вода реально опасна. Если попадет в глаз… Больно будет.
Все мельчайшие ранки, о которых ты даже не подозревал, начинают щипаться со страшной силой.
Вода горячая! Это уже не суп, это горячий рассол! Электронный градусник показывал +33. Что-то нереальное…
На вкус вода уже даже не соленая, она очень горькая. 33% раствор – это вам не шуточки!
Вода как будто маслянистая, тяжелая, тягучая. Ее даже смыть потом сложно, она как будто прилипает к коже.
Под ногами соль. Дно абсолютно белое. А если зайти подальше, то оно покрыто кристаллами соли, довольно большими – сантиметров 5-6 в диаметре. Сашка их наловила (ногами доставали, нырять же никак нельзя) и дома раздаривала подружкам как сувениры.
На пляже песок. Очень соленый песок. Собственно это соль с песком. Тоже прилипает намертво, от ног отмылась только через пару дней.
Самая нежная коже оказалась у Натика – она немедленно пошла красными пятнами. Впрочем, ребенку это никаких неудобств не доставило. Она рвалась купаться, и я ее придерживала только потому, что боялась, что она мордашкой в воду перевернется. Так бы и сама висела.
А вообще надо сказать, что удовольствие купаться в этом море спорное.  Безусловно интересно. Лечебно. Но сказать что приятно, я б не сказала. Хотя, вполне возможно, нужно просто привыкнуть и настроиться на то, что это эдакий спа-салон под открытым небом. Собственно, так там люди и «купаются», заходят в воду, и вися, болтают. По-моему, часами…
С этого пляжа мы быстро сбежали на другой, подальше. Там было гораздо меньше народу и там мы стали устраиваться на ночлег.
Вот тут я в полной мере убедилась в том, какая «самобранистая» машина у Иры с Сашей. Саша пришел на пляж с маленькой газовой горелкой, сковородкой и нарезанным мясом. Через пятнадцать минут у детей были в зубах питы со свежей жаренной индюшатиной. Мы и моргнуть не успели, а дети уже сытые.
Потом расставлялись палатки, обустраивался «лагерь». Стол, стулья, мангалы. Был мангал, который жарит на углях, а был, который жарит на бензине. Стаканы, ложки, вилки, тарелки, хлеб, вино, сухофрукты… Любой каприз! В этой машине можно жить. Причем долго и счастливо. 
А дальше я совершила большую тактическую ошибку. Я попыталась уложить Наташку спать. Ошибка была в том, что на время-то я не посмотрела. Оказывается, было еще только полвосьмого. Но уже абсолютно темно, да и день казался бесконечным. Но Натик, естественно, засыпать отказалась и еще долго валялась на маленьком диванчике (это уже Наташа-Серебро привезла) возле нас и смотрела на звезды. Периодически жалуясь на то, что она не может заснуть. К ночи поднялся сильный ветер, и Натик очень боялась, что унесет палатки.
Ну, а потом дети начали вырубаться, заснул даже неугомонный Ронька. И такая душевная подобралась компания, и так хотелось бы поболтать… Да под крылышки, да за рюмочкой… Но день получился настолько насыщенным, что долго мы не высидели.
Наташ, вам спасибо за компанию! Здорово, что вы к нам выбрались, и очень жаль, что мы до вас на обратном пути не доехали. Но мы ж вернемся, мы столько всего недосмотрели, что у нас просто нет выхода. 


И небольшое отступление от темы…
Удивительно как израильтяне любят детей. Причем искренне любят, совершенно не напоказ. Я ни разу, кроме того злосчастного случая при посадке в самолет, не слышала, чтоб кто-то на ребенка голос повысил. Чтоб строго заговорил. (Я себя просто монстром чувствовала). Ребенок капризничает – это никого не раздражает, все вокруг милы и приветливы. Никто не орет, не строит, не читает нотаций. Тут детей любят такими, какие они есть, не пытаясь подогнать их под какие-то рамки. И что интересно, дети ведут себя абсолютно так же как и наши. Ровно столько же капризничают, ровно столько же ноют. Но нервы-то у мам насколько целее! А скандалов насколько меньше! Люди совершенно искренне на детей не раздражаются, и меня это восхищает, и я мечтаю этому научиться…

00:42 

Поездка в Израиль -- продолжение 3. Дополнения :)

Дополнения и примечания к рассказу про Иерусалим.

Примечание первое: Ситуация с Храмовой горой оказалась еще сложнее и запутаннее, чем мне казалось.
Вот вид на Храмовую гору.

Слева -- Стена Плача. Перед ней площадь, заполненная народом.


На месте Первого и Второго Храмов сейчас стоят две мечети -- Купол Скалы, иногда переводят как Купол над Скалой— А́ль-Масджи́д Кубба́т ас-Сахра – мечеть с золотым куполом, и Мечеть Аль-Акса ( отдалённейшая мечеть) – мечеть с серым куполом.
Хотя Куббат ас-Сахра (Купол Скалы) и Мечеть Аль-Акса два совершенно разных исламских храма, однако они составляют единый архитектурный комплекс Харам аль-Шариф. То есть комплекс Храмовой горы.

Дальше копирую вот из этой www.jerusalem-korczak-home.com/ed/np46-1.html статьи для тех, кому лень читать ее целиком. :)

Купол Скалы называется так, потому что внутри этой мечети находится «камень мироздания».
Это тот самый камень, из которого по преданиям были вырезаны для Моше Рабейну (Моисея) Скрижали Завета и здесь, возле камня, согласно Торе, был установлен Ковчег Завета, когда построили Иерусалимский Храм.
Над фундаментом камня мироздания были построены Первый и Второй Иерусалимский Храмы.
«Мечеть Золотой купол (Омара) фактически мечетью, т.е. местом молитвы, не является. Это памятное монументальное сооружение, построенное по распоряжению халифа эль-Малика над камнем мироздания в 691 году.
В мечети расположен кусок предположительно известняковой скалы размером 13 на 17 метров, возвышающийся примерно на 2 метра выше уровня пола (744 м выше уровня моря), который и отождествляется с верхней частью камня мироздания.
Из литературных источников известно, что в мечети Омара под камнем расположена пещера, называемая арабами «святой пещерой», «пещерой бездны» или же «колодцем душ».По арабской традиции считается, что именно здесь в день Страшного Суда будут собраны души всех умерших. На стенах пещеры имеются надписи, указывающие места молитв праотца Авраама, царей Давида и Соломона, пророка Элиягу (Ильи), а также место, где стоял ангел Джибраил (Гавриил), когда, по мусульманскому преданию, пророк Мухамед взлетал с камня на небо. Камень, не желая расставаться с любимым пророком, тоже начал подниматься в небо и тогда Джибраил рукой придержал непослушную скалу. В память об этом событии, естественно, остался на камне и отпечаток руки расторопного ангела и трещина, появившаяся после успешного подъема пророка.»


Боюсь задеть чувства верующих, но мусульманский пророк, который возносится на месте древнего иудейского храма в компании с Архангелом Гавриилом, вызывают у меня …ээээ… улыбку. И полное непонимание того, из-за чего войны столько веков…

«Сегодня, по прошествии многих сотен лет, нам представилась уникальная возможность увидеть «камень фундамента, на котором основан мир»,- краеугольный камень Земли, вне пределов Храмовой горы. Увидеть нижнюю часть краеугольного камня Земли можно в древнем туннеле Хасмонеев.»
Вход в туннель рядом со Стеной Плача.

То есть иудейская и христианская святыня сейчас находится внутри мусульманского храма.

«И верхняя часть камня охраняется в мечети Омара мусульманским советом Храмовой горы, а нижняя находится в туннеле Хасмонеев под контролем правительственных организаций Государства Израиль.»

Как можно со всеми этими хитросплетениями разобраться, даже не представляю… Ведь, на самом деле, это просто трагедия огромного количества людей…


Примечание второе: За всеми этими историческими описаниями я совершенно забыла сказать огромное СПАСИБО Лиле и Боре, которые нас водили, возили, показывали и рассказывали.
За то, что за полдня мы так много посмотрели, так много узнали, и так много увидели!
СПАСИБИЩЕ!!!
И отдельное спасибо Шалеву и Ницану за проявленное мужество в хождении вместе с нами!

Дневник Евгения6

главная