Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:49 

Поездка в Израиль -- продолжение 3

3 октября


Проснулись мы рано, я уже почти смирилась с Наташкиными голодными побудками. Что ж она так оголадывает за ночь? Еле до 7 утра доживает ребенок.
Утро выдалось спокойное, насколько спокойно могут собраться одновременно семеро детей и шестеро взрослых. Но действительно спокойно было, умиротворенно. Дети мило смотрели мультики на иврите (все дети), взрослые собирались, завтраками, грузили вещи в машины.
Лично я потратила больше всего усилий на то, чтоб ничего опять не забыть! (шампунь, похоже, все-таки оставили, но это мелочи). А чемодан Вадик предусмотрительно даже не доставал из багажника.
Ужасно жаль, что мы не успели погулять по поселку, но… увы… Машины загружены, Иерусалим ждет нас!
Опять мы едем по красивейшим пейзажам, но на этот раз другой дорогой, причем страшно гористой. Уши немедленно заложило, Сашку укачало. Пришлось останавливаться и приводить ее в себя на какой-то заправке. Зато на этой заправке я разгадала страшный секрет, я видела что во многих машинах из окон торчат кусочки тряпочек. Не то, чтоб меня этот факт занимал – просто удивлял. Оказывается, это простейший способ делать на окне шторку – берешь полотенце и защемливаешь его конец, закрыв окно машины. Гениально! Мы тут же сооружаем Натику такую шторку, потому как солнце жарит, и кондишн уже не спасает.
Первым делом наш экскурсовод Боря привез нас на могилу пророка Самуила. Мы заехали на вершину очень высокого холма. Именно с этого холма крестоносцы впервые увидели Вечный город. Это место, святое и для мусульман, и для иудеев. Над ней сейчас возвышается мечеть с минаретом, а на крыше мечети – смотровая площадка, с которой открывается чудный вид на Иерусалим. Давным-давно рядом была синагога, но арабы начали жаловаться, что евреи им мешают молится… Очередной конфликт в их бесконечной череде… Сейчас мечеть закрыта, а возле могилы пророка постоянно, круглосуточно молятся иудеи.
Мы долго любовались видом на город, а дети развлекались тем, что съезжали с купола мечети, как с горки.
Вот сейчас пишу и понимаю, как же все сложно и неразрешаемо. Тут евреи, ступил буквально шаг – арабские территории. До Рамаллы 12 километров. Это ж рукой подать! Стоишь на холме – с одной стороны арабский поселок, с другой – еврейский. Раньше на холм арабы не пускали молиться евреев, теперь евреи не пускают молиться арабов. И клубок проблем с годами только запутывается. И ведь удивительно красивая земля, если б не война эта бесконечная – просто рай! Но может, действительно рай так просто не дается? Или раем он станет только тогда, когда у людей хватит сил и мудрости научиться уживаться рядом даже с теми, кто молится другим богам…
Честно, я просто не ожидала, что все в этом городе настолько тесно сплетено.
Мы въехали в город и отправились на другую смотровую площадку – возле Университета, на горе Цофим. Оттуда вид на Масличную гору – место святое и для иудеев и для христиан. На этой горе старинное еврейское кладбище, а совсем рядом, просто впритык – арабский район, часть Восточного Иерусалима. Как будто специально все сплетается так, что не распутать…
Вид арабского поселка просто ошарашил – эта архитектура… Хотя и архитектурой-то я б это не назвала… И практически полное отсутствие зелени – сумасшедший контраст с еврейскими землями, где все цветет и колосится.
Дальше мы поехали через восточный Иерусалим вдоль стен старого города. Машин – уйма, улочки узенькие (как-то не позаботились тысячу лет назад о том, чтоб поток машин тут проехал), народу куча. Едем по арабской части – мужчины в белом, женщины в черном, народ кидается под колеса, все спешат. И жарко… Жарко, жарко, жарко… Кондишн на максимуме не спасает, упаковка воды заканчивается, солнце жарит на колени через лобовое стекло. Ищем место для парковки – полная безнадега. Машины стоят везде, где только можно, часто с риском упасть с обрыва. В голову б не пришло так машину оставить – жутко смотреть! А нам нужно три места… Плавно переезжаем из арабской части в еврейскую, толпа меньше не становится, только теперь в черном мужчины. В итоге приезжаем на платную стоянку – выгружаемся. Перед нами город Давида. Это то место, где все начиналось, место, где Давид основал город (сюда он перенес Ковчег Завета из Кирьят-Йарим и свой престол из Хеврона). Сейчас Город Давида находится за стенами старого Иерусалима.
Там ведутся раскопки – возраст находок не укладывается в голове. Выясняется, что приблизительно в начале 18-го века ДО н. э., вокруг города была построена массивная стена, к 10 веку до нашей эры (царство Давида и Соломона) в городе появляются монументальные постройки.
В доме номер 5 найден чепепок с именем «Эль» примерно 7 века до нашей эры.
В доме номер 7найдены печати для свитков с именами, в том числе с именем Гмарьяху, сына Шафана, писца, упомянутого в книге пророка Иеремии…
Тут начинаешь воспринимать Библию, как путеводитель по городу, как экскурс в историю…
Выходим из Города Давида и отправляемся в Старый город. Старый Иерусалим – это город в городе. Он окружен высокой стеной, которой более 500 лет… В город можно войти через семь действующих ворот.
Мы проходим через Мусорные (когда-то через эти ворота из города вывозился мусор) и пройдя тщательный досмотр себя и вещей попадаем в Старый город. Почти полдень. Мы у Стены плача. Солнце печет, чувствуешь себя на сковородке, вокруг камень. Как всегда, когда видишь наяву что-то очень-очень знаменитое, накрывает нереальность происходящего, как будто опять смотришь на это место на экране. Мы с девчонками подходим к стене. Удивительно, но на ощупь она холодная, хочется к ней прислониться, но удается только дотронуться – очень много народу. Этим камням почти 2000 лет… Записки не оставляем, как сказала Ира:
-- ОН понимает и так. 
Копирую из путеводителя, чтоб не пересказывать:

«Стена строилась из огромных блоков безо всякого цемента, причем камни были очень точно пригнаны друг к другу. Точность достигалась тем, что на верхний, уже установленный камень, насыпалось что-то вроде свинцовой дроби - круглых шариков, по которым катали подвешенный на талях следующий камень. Когда верхний камень находился точно над нижним, тали отпускались, камень садился вниз, расплющивая свинцовые шарики. Построена Иродом без соответствующего разрешения Рима. Ирод, будучи подвластен римским императорам, был обязан испрашивать дозволения на подобные постройки, в особенности после того, как император Октавиан Август возжелал поставить в иерусалимском Храме собственную статую, чего удалось избежать только с огромным трудом. Ирод пошел на следующую хитрость: он направил гонца в Рим за разрешением, а тем временем начал строительство. Пока гонец добрался до метрополии, пока получил аудиенцию у императора прошло много времени и реконструкция была закончена. В ответном письме императора было указано следующее: «Если не начал строить, то не строй. Если начал - разрушь. Если закончил - оставь все как есть.»

Ради этой фразы стоило гонять гонца. 

Стена плача – это все лишь часть стены, окружавшей Второй Храм. Даже не стена Храма. Просто кусок стены, который был к этому Храму максимально близок. И тем не менее это самое святое место для иудеев. Парадокс в том, что за стеной находится арабский квартал, и на том месте, где когда-то стоял Храм, сейчас мечеть, причем не просто мечеть, а самая главная мечеть в Иерусалиме -- мечеть Аль-Акса.
То есть хронология такая. Царь Соломон построил на этом месте Первый Храм. Он был разрушен в 586г до н.э. во время захвата Иерусалима вавилонским царем Навуходоносором. Через 70 лет вернувшиеся в Иерусалим евреи отстроили Храм, но только во времена Ирода Великого Второй Храм достиг того великолепия, каким он был славен при царе Соломоне. Именно в этом, втором Храме «был обрезан младенец Иисус на восьмой день, и был назван Иисусом, что значит Спаситель» и вообще с Иисусом в этом Храме очень много связано… Но в 70г н.э. этот Храм уничтожается римским императором Титом Флавием . Причем уничтожается в тот же день календаря, что и первый Храм. Чудовищное совпадение? Или что-то большее?

Но свято место пусто не бывает, и между 709 и 715 годами на этом месте возведена мечеть. Причем, именно в этой мечети посланник Аллаха Мухаммед вознесся на небеса…
Я не хочу проводить аналогий, но их очень трудно не проводить.
Что ж такого удивительного в этом городе? Почему именно здесь? Меня просто восхитила покорность иудеев, они счастливы молиться хотя бы поблизости от Храмовой горы, горы, на которой сейчас стоит совершенно другой храм…
Но почему три крупнейшие религии мира бьются за этот крохотный участок земного шара? Причем в этой войне не видят, насколько они похожи друг на друга…

От Стены плача поднимаемся в еврейский квартал, тут прохладнее. Тут узкие улочки и много тени. Становится легче дышать, дети оживают, слезают с ручек, шей и колясок и начинают бегать, прыгать и просить есть.
А мы выходим к древней улице Кардо. Это центральная улица римского города, которая была построена во втором веке императором Адрианом. Сейчас, чтобы попасть на нее, нужно спустится вниз метров на пять. Вот такой культурный слой нарос почти за 2000 лет. Честно говоря, к этому моменту экскурсии, возраст уже совершенно перестает поражать. Подумаешь, мостовой 20 веков… Мозг уже отказывается удивляться.

Вот, собственно и все… В христианский квартал мы не пошли, уже просто не было сил, да и время поджимало, и дети очень устали…

Я сознательно не готовила себя к поездке в этот город, боялась разочарования. Знала, что если настроится на то, что я почувствую что-то необыкновенное, то ничего не почувствую. Поэтому я вообще не думала о том, куда мы едем.
А потом вся поездка произошла так стремительно, что я просто ничего не поняла. Город промелькнул перед глазами, солнце, зной, древние стены. Только сейчас, рассматривая фотографии и читая статьи в интернете, я понимаю где я побывала. И я хочу вернуться. Очень хочу.

23:37 

Поездка в Израиль -- продолжение 2

2 октября

Первой, естественно, проснулась Наташка, в 7, блин, утра. Открыла глаза, села.
-- Мама, где мы?
Я рассказала, что вчера она заснула в машине, и что мы ее перенесли сюда, в постельку и спали тут всю ночь.
-- А макароны мои где?
Это проглот, а не ребенок!
Пришлось вставать, варить макароны. Благо, утренний туалет тоже свелся к минимуму – у нас даже расчески были в том, самом нужном пакетике. Самое смешное, что весь чемодан, который Вадик вечером доблестно припер из машины, оказался совершенно не нужен. Лучше б мы его забыли!
Тут проснулась Сашка и начала кашлять. Я такого кашля в жизни не слышала! Жуткий ларингитный гавк. По моим представлениям так кашляет ребенок, который лежмя лежит, да еще и с температурой под 40. Сашка не лежала. Она бодро перемещалась и уверяла меня, что замечательно себя чувствует. Так вот, это был акклиматизационный кашель. Там настолько высокая влажность, что многие организмы вот так вот реагируют. И мам пугают. Прогавкалась утром, больше этот кашель ни разу не возвращался.

Скоро за нами приехала Полина и все Ирино семейство.
С Полиной мы распрощались, очень-очень жалко, что пообщаться удалось мало. Но мы ж Хайфу не до конца посмотрели, наверняка в ней еще осталась пара улочек, в которые мы случайно не завернули. Так что есть повод вернуться! Да и книги я не подписала…
Мы поехали в аквапарк. После вчерашнего дня нам очень был нужен выходной.
Надо сказать, что приехать туда в будний день оказалось хорошей идеей. Было пусто. Никаких очередей на горках, кресел – бери -- не хочу. Погода замечательная – в тени даже холодно. Старшие набегались, накатались, наплавались в компании то Иры, то Вадима. Я купалась с Натиком, и на большие горки не полезла, хотя Вадим и пытался меня шантажировать тем, что «уплочено» и что «все должны получить удовольствие». В перерывах девчонки грелись на теплых тротуарных плитках на солнышке. С горок они возвращались синего цвета и стуча зубами – там, наверху, был сильный ветер. С Ирой мы наконец-то «познакомились».  А то вчера как-то не до того было. 

И вот, в 4 часа дня выходной закончился. За нами приехали мужчины – Саша с Ронькой.
Небольшой перекус у машины. Очень пригодилась полинина гречневая каша, сваренная нам в дорогу. Наташка и сама лопала, и Роньку ей кормила.
И тут мы оценили загрузку «Таты». В этой машине есть все! Ложки, вилки, салфетки, вино, палатки, мангалы, скатерти, стулья, стол, холодильник. Кажется, что любой каприз – и Саша занырнет внутрь багажника, и вытащит нужную вещи. Да еще и во множественном экземпляре.
Отправляемся путешествовать дальше.
Пункт первый – наш забытый пакетик в Бат-Яме.
Пристроившись в хвост уже родной «Татке» мы проезжаем через Тель-Авив. Из окна любуемся на сити, стоим в пробках. У них даже знак есть специальный «Впереди затрудненное движение». Наверное, в Москве эти знаки горели б постоянно.
Приезжаем, бабушка Женя не отпускает детей, пока не покормит их супом. Сашка ест, Натику берем с собой – она успела заснуть по дороге.
Пункт второй – Лиля. Мы спешим, говорят, нужно доехать засветло. А мы не спрашиваем почему, как-то в голову не приходит. До тех пор, пока Ира не сообщает в рацию:
-- Сейчас будет блок-пост. Требуйте, чтоб Женю досматривала женщина.
Мы слегка удивляемся, но на посту нас не останавливают, и, проехав еще немного, я спрашиваю:
-- А что это было?
-- Мы на территориях, -- отвечает Ира.
Оп-па… А у нас тут страховка не действует на прокатную машину… Теперь понятно почему нам нужно было засветло проехать!
Но вокруг разворачивается такая красотища, что бояться просто нет времени. Нельзя там останавливаться, а так хотелось хоть немного поснимать! Все, что у меня есть – это фотографии из окна машины. Желтый камень, белый камень. На нем плантации оливок. Они растут прямо на камнях, с удивительно красивыми серебряными листьями. Вокруг арабские поселения – оливки убираются по-старинке – мешки собираются вручную и грузятся на осликов. Фотографировать арабов тем более страшно, еще среагируют… неадекватно. Чем выше мы забираемся, тем больше машин с палестинскими номерами.
По дороге попадаются еврейские поселки – красивейшие оазисы посреди каменистой пустыни. Я начинаю восхищаться этими людьми, которые устраивают себе цветущий сад в любых условиях.
И вот Лилин поселок. Тяжелые ворота, вооруженная охрана. Мы свои, нас пускают. И мы попадаем в рай. Цветет все! Все ухожено, вылизано, вычищено и вымыто. Клумбы, горшки с цветами прямо на улицах. Тихо, хорошо, и очень-очень спокойно.
Подъезжаем к дому Лили, осматриваемся, выгружаемся.
Сейчас я буду долго искать слова, чтоб описать Лилин дом. Он необыкновенный! Он удивительно светлый! Он такой… такой живой. Там чувствуешь себя дома с первой секунды, он дышит, он сам принимает гостей. Ты влюбляешься в этот дом сразу и потом наслаждаешься каждой минуткой, в нем проведенной. Это настоящий домашний очаг, а Лиля – она фея этого очага. Такая же светлая, офигительно красивая, улыбчивая и обаятельная. Вообще, комплименты Лиле можно говорить бесконечно – совершено неунывающее солнышко.

Мы зашли – гомон, топот, дети куда-то побежали, телевизор работает. И в центре всего этого гвалта сладко спит маленькое чудо – Ницан. Сладко спит, совершенно не обращая внимания на еще шестерых детей, которые весело скачут почти у него по голове. Дети в доме тоже освоились мгновенно, когда Ницан проснулся, старшие девчонки его из рук не выпускали.
Я у Сашки спрашиваю:
-- А домой такого хочешь?
Остервенело мотает головой:
-- Я тут поиграюсь.
Мудро. 

К вечеру стало прохладно. Мы даже оделись, единственный раз за все время пребывания в Израиле захотелось надеть что-то с длинным рукавом. На улице фантастический воздух – не знойный, чистый, свежий, просто хоть ложками его ешь. Дети поели и стали потихоньку отрубаться – по очереди, по одному, а мы еще посидели за столом. Кстати, первый раз в жизни попробовали цимес. Который «самый». Очень вкусно! Сладкая морковка с медом и изюмом. Но и мы долго не засиживались – на утро запланирована экскурсия в Иерусалим.

17:01 

Поездка в Израиль -- продолжение

1 октября

Понимая, что из Бат-яма мы уезжаем надолго, мы попытались упаковать чемоданы. В итоге, покидали шмотки в багажник, оставив у родственников только куртки – они-то нам уж точно не понадобятся! Сложили самые нужные вещи – все что может пригодиться при ночевке – в отдельный пакетик (чтоб удобно было) и поехали.
Кстати, вот всем хорош Фиат (как временная машинка), но кнопка открытия багажника на панели доводила меня до белого каления. Вышел из машины, чтоб открыть багажник – дергаешь, чертыхаешься, лезешь обратно, нажимаешь кнопку. И так каждый раз с завидным постоянством.
Двинулись. Едем. До Хайфы полтора часа, за это время мы успеваем насладиться пейзажем. Слева у нас постоянно мелькало море, справа разнообразные посадки --- плантации бананов, например. Причем, сами бананы на пальмах запакованы в огромные мешки. Чтоб птицы не клевали. Мы вишню так спасаем. И я тут же представила себе израильских птиц. Представляете, наши птички вишенку клюют, а у них прилетают такие… такие монстры и склевывают бананы.
Сашке очень понравился пальмовый детский сад -- питомник для пальм – они там такие ма-а-аааленькие, хорошенькие, пушистенькие, зелененькие. Издалека, как петрушка на огороде.
При подъезде к Хайфе уже видно, что это большой город, он сбегает с гор вниз, к морю, видны только его кусочки, островки.
-- Мы приехали! – радостно сообщаем мы детям, которым ехать уже надоело.
-- Ура! – радуются дети.
Минут через пятнадцать дети начинают интересоваться, когда же мы все-таки приедем уже окончательно.
-- Да мы уже в городе, -- сообщаем мы, -- Да уже вот-вот!
Еще через некоторое время дети, уже без особой надежды, спрашивают так приехали мы или нет…
А мы продолжаем колесить по улочкам города, забираясь при этом все выше и выше. Возникло стойкое ощущение, что или Полина живет где-то в горах, или нам хотят показать город и поэтому везут хитро спланированным маршрутом, так чтоб проехать все улицы, а мы ни о чем не догадались.
Взгрустнулось, когда мы поняли, что после встречи у Полины нам нужно будет спуститься на пляж. Судя по времени, потраченному на подъем, мы рискуем попасть на пляж только вечером…
Но вот, чудо свершилось! Мы у Полины! Она кричит нам в окно, чтоб мы поднимались. В квартиру немедленно набилось неимоверное количество народа. Коты убегают от детей, Натик убегает от котов. Самые любопытные рассматривают в бинокль порт и море. Красотища!
Полина – живая, а не виртуальная. :)Веселая и классная. В центре квартиры, естественно, комп, с загруженной страничкой форума, где я немедленно и подвисаю. Дозу мне, дозу…
Пока я «ширяюсь», Полина начинает метать из холодильника неимоверное количество еды. Пакеты у входной двери выстраиваются так стремительно, что кажется, что у нее холодильник с двойным дном. Папы начинают стаскивать еду в машины, дети начинают теряться между машинами и папами, тетки начинают трепаться и забывают о том, что мы вообще-то еще куда-то едем, и нас там ждут… Нормальная рабочая атмосфера сборов. :)Потом папы кидают собираться и начинают обсуждать машины, дети продолжают теряться, а тетки облепляют приехавшую Люшу, наперебой трогая такой классный и большой пуз… Как мы оттуда вообще уехали осталось для меня полной загадкой.
По дороге на пляж выяснилось, что Наташка убежала не от всех котов, и теперь нещадно чешется. Когда она чешется, я становлюсь мало адекватной и поэтому встреча с Ирой, выбор места на пляже, а также выгруз вещей прошли мимо меня. Отпустило позже, когда стало понятно, что с Натиком все хорошо, продолжения не будет, ребенок бодр, весел и ест с аппетитом. И вот я трезвым взором обвожу компанию на пляже и понимаю, что на самом-то деле, всех этих людей вижу в реале впервые в жизни (ну, кроме Алены, ее я знаю уже аж три дня). Но при этом все эти люди совершенно «свои», такое ощущение, что мы каждые выходные вот так собираемся здесь, на пляже, крылышки пожарить. Папы трещат как родные, дети общие носятся.
Единственное, что непривычно – это голоса. Представляете, мы не только по клавам стучать, мы еще и говорить умеем. :)А еще интонации. У израильтян интересный интонационный акцент -- в конце любой фразы интонация резко уходит вверх. Очень заразительно. Перенимается слету. И еще волшебное слово «беседер». Если ты им овладел – считай, что иврит уже выучил. С общением проблем не будет.
Время до обеда пролетело совершенно незаметно. Старшие дети успели всего один раз искупаться , Вадик построил всего одного дельфина и отвлекся на крылышки. Кстати, крылышки! Эти птицы, которых мы ели – это скорее всего те монстры, которые бананы склевывают. По крайней мере размах их «крылышек» навевает именно такие мысли.
Но время все-таки клонилось к обеду. Люша, Нуся и Натик уже давно устроились под зонтиком с явным намерением поспать, Ронька съел все водоросли, Маринка окончательно извела маму своей бодростью, старшие дети чуть-чуть накупались. На вечер Полина напланировала прогулку по городу, так что всем было предложено поехать домой, передохнуть, а потом с новыми силами, продолжить гуляние.
Аленке пришлось уехать домой, в Бат-Ям, – мы простились на целую неделю, Полина с Люшей отправились по домам, а мы с Ирой и Сашей решили поехать погулять в Акко.
Для меня план был такой – я боялась, что в квартире Натик не уснет, а поспать ей было очень нужно. Поэтому едем в Акко на машине – ребенок спит по дороге. Бодрый и счастливый просыпается, мы гуляем по старому городу (я наивно себе представляла пустой такой, нежилой старый город) и мы, довольные, возвращаемся ко всем, обратно в Хайфу. Ехать 25 км – несерьезно.
Едем в две машины, нам выдали рацию – полный комфорт.
Ну, во-первых, Наташка, понятное дело, не заснула. Кто ж заснет, когда этого просят? Во-вторых, дорога оказалась подозрительно длинной, нам пришлось убить кучу времени, чтоб просто найти место для парковки. Ну, я еще ничего плохого не заподозрила, я думала, что это мы в городе припарковались, а сейчас пойдем в старую часть, а уж там-то будет тихо и безлюдно. Мы оставляем машины и идем. А что это так подозрительно хрустит под ногами? Финики! Ими завален весь город, пальмы на каждом шагу, а сами финики валяются на газонах и тротуарах. Вот люди зажрались! :) У нас бы не валялись!
Идем дальше. Первомайская демонстрация по сравнению с этим шествием – тихая, одинокая прогулка. Главное мое заблуждение – Акко оказался жилым городом. Да, старым, но там живут люди, причем, судя по всему, плотность населения превосходит все разумные рамки. Плюс ко всему, был последний день Рамадана, и счастливое арабское население отмечало праздник. Все были такие разнаряженные! Женщины, укутанные в черное (как они в этом ходят в такую жару??!), но есть и девушки, укутанные вполне умеренно и во всякие яркие цвета. Есть совсем не укутанные, и даже с распущенными волосами. Девочки возраста Саши с Машей уже накрашенные, причем очень ярко – огромные, обведенные черным контуром глаза, тени.
Акко не приспособлен для гуляния толп – улочки узенькие, там и два человека, местами, не разойдутся, а уж пятьдесят… Наташка устала (не спамши-то) и радостно уселась в Ронькину коляску. С коляской передвигаться было совсем сложно. Зато уж арабской экзотики в арабском городе мы насмотрелись выше головы. Ира даже пыталась накормить нас какими-то местными деликатесами, чудом купив их на рынке. Эх, по этому рынку б походить в спокойной обстановке! Просто ради интереса. Такой настоящий, разноцветный, остро пахнущий приправами арабский рынок со всякой неимоверной ерундой. Но мне там, честно говоря, даже остановиться было страшно – толпа напирала, дети терялись…
Мы с большим трудом дотолкались до набережной, но насладится видом так и не смогли – толкаться дальше, до пирса, уже не было сил. Поэтому развернулись, и отправились обратно – к выходу. На этот раз постарались пройти боковыми улочками, так чтоб не пихаться по центральным, в итоге, выйдя из ворот старого города оказались… неизвестно где. Если б Вадик хотел от меня избавится, он мог бы смело бросать меня там – я б дорогу к машине не нашла никогда…
И пока Ира с Сашей нас выводили к машинам, пока мы выезжали из города, время шло. А нам же еще по вечерней Хайфе гулять!
И мы опять поехали. Надо сказать, что по дороге мы проезжали несколько городов, только границы между ними нет, все время едешь по одному бесконечному городу.
Это уже Хайфа? Хорошо…
Нам сказали, что мы едем на набережную. И опять упорно стали забираться вверх. Правда, мы уже были настолько уставшие, что даже не спорили – вверх так вверх. Подумаешь, набережная на горе – чего ж тут удивительного!
Приехали? Набережная? Выгружаемся? Ага…
И вот перед нами вечерняя Хайфа. Действительно очень красивая, даже дети оживают и начинают носиться друг да другом, как ужаленные. Набережная на горе оказалась огромной смотровой площадкой, вдоль которой мы и стали медленно перемещаться в сторону ближайшего магазина. Наташка хотела есть (она всегда хочет есть), а кормить ее на ужин было нечем, нас-то ждала вкусная творожная запеканка, а вот Натику нужно было что-то купить.
Мы так и не доходим до ближайшего магазина, потому что дети ведут себя уже мало адекватно. По всему города наставлены расписные динозавры. Вот пока они сидят на динозаврах, с ними еще можно разговаривать, когда слезают -- все, они уже никого не слышат. В итоге мы покупаем макароны и булочки в маленьекой лавочке. Ребенок вцепляется в булочку так, как будто неделю не ела. Макароны клятвенно обещаем ей дома, возвращаемся к машинам, садимся, пряча образовавшихся двоих «лишних» детей на полу. Наташка немедленно отрубается, следом срубается Юля.
Ну и дальше нас ждет еще одно увлекательнейшее путешествие по вечерней Хайфе! Мы едем к Полине! Она садится к нам в машину.
-- Дорогу знаешь?
-- Ну... Доедем! -- уверенно сообщает Поля.
Едем.
-- На этом перекрестке куда? -- спаршивает Вадик.
-- Туда! -- Полина машет рукой.
-- Направо? -- переспрашивает Вадик.
-- Туда! -- еще увереннее машет рукой Полина.
Вадик поворачивает направо, Полина разочарованно:
-- Я ж налево показывала...
Вадик терпеливо объясняет, что показывать не надо, он смотрит вперед, на дорогу, а надо говорить.
-- Ага! -- радостно соглашается Полина и посреди следующего перекрестка сообщает:
-- Нам налево!
-- Ыыыы... -- говорит вежливый Вадик, и пытается вывернуться.
Объясняет, что говорить нужно чуть заранее.
-- Ага! -- радостно соглашается Полина и говорит:
-- Нам направо.
Вадик показывает правый поворот.
-- Не, не тут. На следующем перекрестке!
Вадик скрипит зубами, зато мы приезжаем к Бахрайским садам. Вид снизу. А так бы и не увидели!
Тут нам начинает звонить Саша, с требованием включить джи-пи-эс и пустить его вперед. Пускаем. Уставший Вадик повторяет все движения впереди едущей машины -- вперед, перекресток, разворот, едем, тупик, разворот, на этой улице мы уже были, разворот, теперь попробуем налево, а, черт, опять не туда... Хороший город Хайфа. Запоминающийся!
Спящую Юлю выгружаем дома у Полины, а мы едем ночевать к Полининой маме. на этот раз дорога проходит без приключений. Наташку перекладываем, сами пытаемся пить чай. Если б не настойчивость хозяйки, мы б и есть не стали, сил уж совсем не было. Но тут мы выясняем, что тот самый пакетик, который мы паковали с самими необходимыми вещами, он остался в Бат-яме. Блииин… Зато это сильно сократило нам время отходу ко сну. Умылись водичкой, упали, ударились о подушку и потеряли сознание. :)

15:44 

Путешествие по Израилю

Начну чуть-чуть заранее. :)

26 сентября пятница

Мы лихорадочно собираемся на дачу, чтоб оттуда рано утром в воскресенье выехать в Москву. Сашка убегает на день рождения, который отмечается в бассейне. Ждем ее почти до 8 вечера, наконец, стартуем.
Вечер, мы на даче. Сидим, вспоминаем, что ж мы такого забыли…

27 сентября

День начинается весело – Сашка проснулась с температурой 37.6…
Ребенок рыдает, мы понимаем, что сдать-поменять билеты не можем. Решаем ехать в любом случае, и лечиться в море.
Параллельно идет бурное отмечание дня рождения моей мама и Натика. Куча гостей и подарков.
Натик катается на новом велосипеде, стирает в новой игрушечной стиральной машине.
Сашка спит, вечером просыпается уже без температуры, довольная и счастливая. Уф…
Хоть и на день раньше, но задуваем свечки на Натиковском тортике.

28 сентября

Подъем в пять утра
Стартуем в 7 утра – самолет в 9 вечера.
С утра поздравляем Натика еще раз, загружаемся в машину, обняв новые книжки.
За дорогу: поиграно в Барби, выяснено, что она ногу в «бильман» задирает, а «кан-кан» танцевать не может, прочитана новая книжка про «Смешариков», истоптана мама.
За 11 часов дороги удалось поспать час, потом злобный ГАИшник остановил машину, разбудил…
Итого: приехали мы за 40 минут до конца регистрации, последняя пробка на МКАДЕ явно была лишняя. Натик к 9 вечера уже плохо соображала на каком она свете, и при посадке на самолет рыдала в голос:
-- Есть хочу, домой хочу, спать хочу…
Какая-то тетка (русская с израильским паспортом) с перекошенным от злости лицом говорит ребенку:
-- Если ты будешь так себя вести, то тебя в Израиль не пустят! У нас дети не капризничают!
Убила б…
Я уже не хочу ни в какой Израиль.
Но вот нас запускают в самолет.
При посадке выясняется, что добрые служители авиакомпании рассадили нас всех четверых в разные места самолета. Лихорадочно меняемся. Но находим рядом только три места – Натик летит на ручках.
Натик засыпает не дождавшись еды, причем так, что мы ее час не можем разбудить, чтоб покормить.
Еду нам принесли нормальную, а Наташке -- детскую. Там две банки фруктового пюре, булочки и сок. Я беру в руки баночку и читаю на крышечке: "При отсутствие хлОпка..." Тупо смотрю на банку. Ну, про глютен я помню, но хлопок-то чем не угодил? И вообще откуда хлопок в яблочном пюре? Я серьезно долго думала. Ржала потом, как ненормальная...
Приземляемся в 12 ночи.
Я ошалело смотрю вокруг:
-- Сашка, мы в Израиль прилетели…Представляешь?
-- Нет! – честно отвечает ребенок.
Выгружаемся. Наташка уже довольна жизнью и скачет вместе с Сашкой по движущимся дорожкам аэропорта. Бен-Гурион огромный и пустой. Кроме нас приземлился только самолет с хасидами. Мы вместе с ними большой толпой идем по длинным переходам. Дети смотрят на них во все глаза – колоритные личности. В зале с багажом все хасиды начинают молиться, выстроившись возле одной из стенок, багажа у них почти нет, зато в руках одинаковые черные круглые коробки. Мы долго размышляем что это, и с трудом соображаем, что это коробки для шляп. Так они все и идут на паспортный контроль – молитвенник и шляпная коробка. :)
И вот мы уже с багажом вываливаемся в зал, где нас должны встречать. Прикол в том, что тех, кто встречает мы ни разу не видели «живьем». С Аленой знакомы виртуально, мужа Вадиковой сестры видели только на фотках. Хорошо, что Алена начала громко кричать и высоко прыгать – пройти мимо нее было невозможно. Аленка оказалось в жизни еще моложе, чем на фотках. :)
Пока Вадик носится вокруг и пытается встретиться с Сашей, который нас где-то встречает, мы с Аленой общаемся без помощи клавиатуры. :) Получается. :)
Грузимся по машинам, едем. Первая мысль при выезде на трассу:
– Ой, мы тут сами ездить не сможем.
Во-первых, очень быстро. Во-вторых, обилие светофоров пугает – над каждой полосой весит свой, отдельный светофор и показывает свой отдельный свет. С ума сойти можно. Указатели есть, на трех языках—иврит с арабским мне мало помогают, английский слегка проясняет картину. Но слегка. На каждой развязке есть замечательное направление «Exit». Куда Exit? Хочется сохраниться…
Минут через пятнадцать быстрой езды, мы упираемся в турникет.
-- Выезд из аэропорта, -- объясняет Алена.
Фигасе…Это все еще был аэропорт?
А вокруг пальмы, пальмы, пальмы…
Приезжаем в Бат-Ям, находим нужную улицу, дом, подъезд. Хотя это сложно назвать подъездом в нашем понимании – просто лестница вверх, у их подъезда нет стенок.
Все, ввалились к родственникам. Час ночи. Ух… Легли в три.


29 сентября.

А мы так надеялись, что дети дадут нам поспать… Ага, конечно. Радостный вопль Натика: «Я есть хочу!» раздался в восемь утра. Ыыыыы…
Но зато бабушку Женю ребенок порадовал, умолотив две тарелки каши и тщательно облизав ложку.
В 11 мы таки выбрались на пляж. Идем по улице: негры, арабы, опять негры… Интересно, а евреи в этой стране есть?
Нам объяснили, что негры – это эфиопы и они самые настоящие евреи. А арабы – они везде.
Шли мы минут 20. Город очень разный. Местами стройка – там раскапывают Бат-Ямский трамвай, местами цветущие сады. Потом большая торговая улица, мы, наивные, решаем, что зайдем в магазин по дороге с пляжа.
И вот, наконец, набережная. И вот, наконец, море. Средиземное. Голубое. Красивое.
Мы несемся вниз, на пляж. Там балтийский песочек, только раскаленный от жары. И не нужно искать место в дюне, а, наоборот, нужно искать место в тенечке. Находим, кидаем вещи, бежим в воду. Вода. Это точно вода? Или компот? Не, это суп! Горячий. :)
Сидим на пляже часа два, к нам приходит Алена. Через эти два часа дети начинают тихо доходить от жары, а в море-то не освежишься, там же суп! Пришлось нам убегать в гости к Русалке, и заодно и забрать Маришку из садика.
Почему-то мы совсем не чувствовали себе за границей. И рады б осознать, да все вокруг, включая загорающих на пляже, упорно говорят на русском языке!
Потом мы идем к Алене по другой части Бат-Яма – тут покрасивее, эту часть города мэр города взялся приводить в порядок. Вывески на четырех языках – добавился русский. Красивые детские площадки. Мне кажется, что на горках должно быть невозможно кататься – они ж раскаленные под солнцем стоят! Но площадки полные, на них выгуливаются дети – девочки в кроссовках, в колготках, в кофтах с длинным рукавом. При этом они еще и бегают, перемещаются… Не, все понятно – это требование религии, но для меня они выглядят точно так же, как голый человек на морозе. Оказывается, ко всему можно привыкнуть!
Аленина квартира понравилась очень. Просторная, очень красивые деревянные арки в салоне. Натик, которая по дороге вся изнылась, тут же уселась на пол под кондишн (мазган) и занялась маришкиными игрушками. Даже есть не просила целых полчаса!
А потом приехал папа на нашей прокатной машинке и забрал нас домой к родственникам. Фиат Пунто – маленький, беленький, сзади пристегиваться неудобно и непривычно.
Днем получился большой отсыпон – за все. Даже Наташка проспала три часа!
А потом был Новый год!
У нас получилось традиционное русско-еврейское застолье. На столе рыба и яблоки с медом (ну, и еще много-много всего) Но как можно есть в такую жару?
А еще очень тронула забота бабушки – Натика постоянно заставляли надевать тапочки – а то пол холодный, мы ж к такому, понятное дело, не привыкли…


30 сентября


Натик проснулась в 7 утра. Радостно нам сообщила, что уже светло и пора вставать. Спорить было сложно, солнце заливало всю комнату, не смотря на уверения о том, что «под утро холодает» и одеяло, положенное нам в ноги. Более того, как выяснилось, ночью шел дождь. Правда, его следов нам так и не удалось обнаружить. Видимо, он испарился, не долетев до земли.

Мы едем в Сафари! Едем большой компанией, на трех машинах. Мы идем в хвосте, с ориентацией у нас еще плохо. К обилию светофоров быстро привыкли (удобно, кстати), к развязкам почти привыкли. Удивляли только указатели типа «2→». То есть цифра два и стрелочка направо. Я сначала просто дурела – «2» чего? Километра? А до чего? Потом выяснилось, что это номер дороги. Тоже очень удобная система, только потом, когда в нее врубишься…
По всему Израилю стоит очень много всяких совершенно сюрных скульптур -- то медитирующий инопланетянин, то просто гора различных геометрических форм…
И вот мы доехали. Билеты у на на руках, мы подъезжаем ко входу.
-- Гуд дей! – говорит довольный Вадик.
Когда еще удастся поговорить по-английски…
-- Здрасте! – говорит девушка на входе, и сует ему путеводитель на русском языке.
На англичан не тянем…

Сначала по Сафари едешь на машине. Едешь медленно под радостные детские вопли:
-- Бегемот!
-- Еще бегемот!
-- Птички!
-- Фламинги!
_- Ой, какая пуся!
-- Ой, ротик открыл!
-- Ой, закрыл!
Короче, детям нравится.
Потом машины все поставили, и гуляли пешком. Это часть уже обычный зоопарк, но, конечно, все теплолюбивые звери выглядят совершенно не так как в наших зоопарках. Слоники бегают, купаются и обмазывают себя и друг друга грязью. Жирафы просто красавцы! Такие милые, с огромными глазами и неимоверными ресничками. Чистые, холеные, гладенькие. Обезьяны в больших вольерах на свежем воздухе, крокодилы, которые валяются на солнышке с подчеркнуто безобидным видом.
По сути это большой парк, в котором ты идешь, и натыкаешься на вольеры с животными.
Но на входе нам было еще и представление обещано, мы ж не могли его пропустить! Тем более, что все уже были не против посидеть. Представление шло на иврите с синхронным переводом Алены. Мне очень понравилось то, что оно было рассчитано не на малышей, а на подростков по содержанию. Но сделано было очень красочно, весело и задорно. Так что даже Натику, которая сути и на русском-то, я думаю, не очень поняла б, а уж на иврите… Но она вполне бойко что-то подпевала. А основная мысль всего действа была в том, что ты должен оставаться самим собой и тогда в жизни у тебя все получится. При этом четверо парней совершенно обалденно играли на банках, склянках, ведрах, бутылках, железяках… В общем, здорово!
Но детей это действо добило окончательно, пора было спать.
Но просто так из Сафари домой не выпускают, нам еще предстояло проехать по третьей части перка, где тоже нужно ехать на машине. Причем сильно не разгонишься, потому что дорогу вальяжно переходят носороги, страусы просто не дают проходу и засовывают головы в машины, зебры путаются под колесами. Хорошо, хоть львы спокойно лежали в сторонке, а не напрыгивали на машины из засады.
Но даже после дневного сна день не закончился. Мы ж на море приехали, а не отдыхать. :)
Поэтому вечером мы отправились на пляж, где была настоящая антиБалтика. Поднялся ветер и вода стала намного теплее воздуха, вылезти из нее было совершенно невозможно. И когда уже стало темнеть, мы выскочили из моря (как ошпаренные) и начали носиться по пляжу с дикими воплями, чтобы согреться. Хорошо, что больше таких дураков не было, и нас никто не видел.
Ну, и фраза дня, произнесенная Сашкой, после получасового сидения в воде:
-- Когда бог создавал это море, он был влюблен… Он его пересолил!

15:32 

Хатынь

Хатынь

Маленькая деревушка. Видно буквально десять домов. Вокруг лес. Красиво. Тихо… Почти тихо, потому что раз в минуту раздается колокольный звон. Боммм…
Когда-то тут жили люди, по деревенским улицам носились дети, гоготали гуси, мычали коровы. Женщины трещали возле колодцев, мужики квасили самогон… Боммм…
Колокола висят на каждом доме, на верхушке печной трубы. Хотя теперь это сложно назвать домом. Печка, труба – разрушенный домашний очаг. И калитка к нему… Открытая… Боммм…
Теперь каждый может зайти во двор, не нужно спрашивать разрешения у хозяев, не нужно стучать у калитки, не нужно лавировать во дворе, чтоб не наступить на курицу, не облает вас хозяйская собака… Боммм…
Вы можете подойти и прочитать имена тех, кто здесь жил. Боммм…
Дети… Господи, сколько же здесь детей! В этой избе семеро, в этой пятеро. Неужели и их тоже? Как? За что? Как вообще это можно пережить? Как сделать? Почему на рухнуло небо, почему не погасло солнце? Кем нужно быть, чтоб затолкать в сарай мать с двухнедельным ребенком и потом его поджечь? Как жить дальше, если видишь, что твоего ребенка расстреляли за попытку бегства? Никак… Только сгореть… Боммм…
Много написано о Хатыни. В советские времена о том, что безжалостные немецкие захватчики сожгли мирную деревню, потом про то, что не очень-то они были и немецкие, главный поджигатель Хатыни оказался украинцем по национальности… А руководили операцией двое – одни немец, второй поляк… Боммм…
В Хатыни вообще много чего намешано.
«Это произошло 22 марта 1943 года. Озверевшие фашисты ворвались в деревню Хатынь и окружили ее. Жители деревни ничего не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер.»
Немецкий офицер -- Ганс Ольке, был чемпионом Олимпиады 1936 года. Национальный герой, все дела… За него и убить можно. Озверели фашисты, что ж поделаешь, патриотизм вообще страшная сила… Боммм…
А то, что чемпиона убили не жители Хатыни, а партизаны, так кто ж это разберет. Тем более, что партизаны, отступая, сами вывели фашистов на Хатынь. Ну, не подчистили следы, а, может, просто не думали об этом… В войне не бывает правых и виноватых, хороший и плохих. Есть те, кто нападет и те, кто защищаются. Любой ценой. Боммм…

Так что ж такое «Хатынь»? Чему это памятник?
Это памятник тому, что одни люди сожгли других. Сожгли заживо, всех, включая стариков и грудных детей. Вам важно какой они были национальности? Мне нет.
Важно то, что когда-то здесь была деревня, а теперь… Лес есть, трава по пояс, поют птицы, кузнечики стрекочут… Колокола звонят…
А ведь те, кто жег, они тоже были люди. У них были жены и семьи. Они наверняка любили своих детей, жалели их, когда они ударятся, вытирали им слезы, если обожгутся. И смогли засунуть в огонь таких же, но чужих детей. Смогли смотреть на то, как они гибнут, как рыдают матери… Они смогли сделать это! Что их вело? Неужели ощущение того, что она правы? Неужели осознание своей исключительности? Боммм…
Вот она, настоящая война. Не героическая беготня в окопах, о которой мечтают мальчишки, а та, о которой и говорить-то не принято. Это война в голове у того, кто смотрит на то, как горят дети. Смотрит. И думает, что он прав… Боммм…

В Хатыни немноголюдно. Это не то место куда хочется приехать просто погулять. Но это место, которое хочется показать детям.
Чтобы знали…
Чтобы помнили…
В войне не бывает правых и виноватых, хороших и плохих. Бывают сожженные заживо дети. Боммм…

23:03 

Утро в большой семье

Утро в большой семье.

Эпиграф:
Можно бесконечно смотреть на огонь, воду и едящих детей. Жаль, продукты быстро заканчиваются…
Народная мудрость.



Первыми просыпались Наташка и Ксю. Вместе или по очереди. Если по очереди, то будили друг друга.
Потом просыпалась Юля и варила кофе. Далее происходило примерно следующее:
Натик:
-- Мама, кушать хочу! Ыыыыыы…
-- Кашу будешь?
-- Буду! Буду, буду, буду!!!
Я ставлю кашу в микроволновку, Натик крутится вокруг и воет.
-- Кууууушать.
Ксю, которая с утра тихая, рывком открывает холодильник, падает на попу, деловито встает и засовывается в холодильник целиком.
-- Агушу!
Получает свой творожок и садится есть. Буквально пять минут выяснения отношений, кто именно Натик или Ксю, сидит в детском стульчике, и на кухне почти тишина. Натик следит за микроволновкой, Ксю сосредоточенно чавкает.
Встает Соня.
-- Доброе утро, Соня!
-- Бур-бур-бур..
-- Сонечка, доброе утро!
-- Бур…
Соня берет свой творожок и насуплено начинает его есть.
Микроволновка:
-- Звяк!
Натик:
-- Ааааа! Каша готова!
Получает кашу.
-- Она горячая!
Ксю (облизывая ложку):
-- Хочу яичницу.
Натик:
-- И я хочу яичницу!
Я:
-- Ты ж хотела кашу!
Натик:
-- Ага. А потом яичницу!
Встает Оля. Наливает себе кофе.
Ксю:
-- Мама, яичницу!
Оля просыпается и начинает жарить.
-- Натик, тебе сколько яиц?
Натик:
-- Три! Нет, четыре!
Я:
-- Двух хватит.
Наташка обижается.
Приходит Юля. Наливает себе кофе.
На кухне появляются Сашка и Яна.
Я:
-- Кушать будете?
-- Да!
-- Сырники?
--Со сгущенкой! Мне два!
-- И мне два!
Просыпается Юля.
-- Соня, а ты есть будешь?
Соня:
-- Бур.
Юля:
-- И ей сырник разогрей.
Оля дожаривает яичницу, раскладывает по тарелкам. Наташка как раз доела кашу, деловито придвигает к себе вторую тарелку. Ксю требует вилку и с интересом смотрит на Наташку.
Разогреваются сырники.
Наташка:
-- А что это?
Я:
-- Сырники. Тебе нельзя.
Наташка обижается.
Сашка с Янкой за минуту сметают все со своих тарелок и испаряются. Соня начинает деловито ковыряться в своей тарелке.
Юля:
-- А мы есть будем?
Мы с Олей:
-- Конечно, конечно, сейчас, вот дети поедят.
Наливаем себе кофе.
Лезем в холодильник, соображаем, чтоб такого пожрать. Достаем вчерашние макароны, мясо и салат из капусты. На этикетке красивая надпись «Капуста Обычная». Буква «О» огромная и вся в завитушкая. Яна, когда первый раз увидела банку, офигела:
-- А почему капуста «бычная»?
Юля раскладывает по тарелкам наш завтрак. Ставит одну тарелку разогреваться. Прибегают Сашка с Яной:
-- О! Капуста! И мне! И я хочу!
Оля сосредоточенно домывает тарелки, дает девчонкам чистые, они наваливают себе капусты.
Натик (доев яичницу):
-- И мне капусты!
Наваливает себе, ест. Ксю отодвигает недоеденную яичницу.
-- Я хочу кукурузу!
Наташка:
-- И я!
Яна с Сашей:
-- И мы!
Юля смотрит на наш остывший завтрак. Оля выдает детям очередные тарелки. Поллитровая банка кукурузы стремительно пустеет. Мы наливает себе кофе.
Соня:
-- Не хочу сырник, хочу яичницу!
Юля:
-- Ыыыыы…
Начинает жарить. Наташка смотрит голодными глазами. Старшие дети находят коробку конфет и со словами:
-- Худеть, так худеть!
Сосредоточенно чавкают.
Оля:
-- Так мы есть будем?
Мы с Юлей:
-- Конечно, конечно, сейчас, вот дети поедят.
Оля моет тарелки, Юля дожаривает яичницу, я пытаюсь разогреть наш завтрак.
Натик:
-- Ой, а что это, макароны? Я тоже хочу!
Ксю:
-- Макаены! И мне!
Оля берет тарелки, отсыпает детям макарон из нашей порции. Соня ковыряется в яичнице. Старшие доедают конфеты и сосредоточенно роются в холодильнике. Наташка доедает макароны. Ксю кукурузу.
Мы наливаем себе кофе…

02:06 

Прогулка

Парк. Несвиж. Очень красивый парк, старый. С шикарными многообхватистыми деревьями, с широкими тенистыми аллеями, с огромным озером посередине, мостиками и небольшими, но очень красивыми памятниками. Они так замечательно вписаны в окружающую зелень, что их даже не сразу и заметишь.
Ну, это антураж. Теперь действие.
Заходим мы в этот парк. Трое мам: Я, Юля и Оля, пятеро детей. Саша, Яна, Соня, Натик и Ксю.
Тык-дым, тык-дым, тык-дым. Толпа детей уносится к мостику.
Ксю:
-- О мостик!
Оля:
-- Не свешивайтесь!
Ксю:
-- Хочу мостик!
Я:
-- Пойдем дальше.
Сашка:
-- Нет, давайте здесь сфотимся! Ксюша, стань сюда.
Ксю:
-- Не хочу мостик!
Натик:
-- Ой, собачка!
Сашка:
-- Ой, лягушка!
Дети вылавливают на дорожке крошечного лягушонка. Оля хватается за фотоаппарат.
-- Ой, прыгает!
-- Ай, упал!
-- Разбился!
-- Нет, живой…
-- Теперь точно разбился!
-- Нет, живой…
-- Не душите, ой, опять упал.
-- Дайте мне на ручку! Аааааа! Он прыгает!
-- Теперь точно разбился…Ой, да что ж он от нас убегает, глупенький…
Я:
-- А вон там собачка!
Тык-дым, тык-дым, тык-дым. Толпа детей уносится к памятнику собачке. Лягушонок в шоке уползает в кусты.
-- Мама, хочу носик!
-- Мама, хочу на собачку!
Наташка лезет на собачку. Собачка, борзая в натуральную величину, сидит на постаменте на высоте в пару метров. Постамент – это груда камней, по ним удобно лазить. Но высоко. Наташка добирается до собачкиной ноги, аккуратно трогает, слезает.
Ксю:
-- Мама, хочу носик!
Яна:
-- Мама, там жаба!
Яна вылетает из кустов с диким криком.
-- Где жаба? – жадно спрашивает Сашка
Яна:
-- Там!
Сашка залетает в кусты, вылетает с диким визгом.
-- Мама, там жаба!!!
Ксю:
-- Я хочу носик!!!
Оля подсаживает Ксюшку на постамент, секунда и … Ксю уже наверху. Оля пытается поймать ее за ногу, куда там! Ребенок сидит за собачке, обнимает ее, и говорит с наслаждением:
-- Носик!
Оля залезает повыше, чтоб как-то ее подстраховать, вокруг скачут дети.
Сашка:
-- А как она туда залезла?
Яна:
-- А как мы ее оттуда снимем?
Натик:
-- Я тоже хочу носик!
Соня:
-- Я хочу фотоаппарат!
Яна:
-- Там жаба! О! Я тоже хочу на собачку!
Следующие минут пятнадцать мы снимаем Ксю (Не хочу слезать!), подсаживаем на собачку всех детей по очереди и пытаемся отвечать на миллион детских вопросов.
Я:
-- Там есть еще один памятник, пойдемте.
Ксю:
-- Не хочу идти!
Яна:
--Где?
Я:
-- Вон!
Сашка:
-- Побежали!
Тык-дым, тык-дым, тык-дым…
Мы берем сумки и вяло догоняем.
Яна:
-- мама, сфоть меня!
Сашка:
-- И меня!
Соня:
-- Я буду здесь стоять!
Яна:
-- Нет я!
Натик:
-- Ыыыыыыы…
Я:
-- Что?
Натик:
-- А я тоже тут хочу стоять!
Я:
-- Так стой!
Соня:
-- А тут тоже носик! – обнимает ангелочка.
Сашка:
-- А мы ангелочки?
Мамы хором:
-- Да.
Соня:
-- А чего мы тут гуляем?
Юля:
-- Просто гуляем. Воздухом дышим.
Соня:
-- Мы уже подышали, поехали домой.
Ксю:
-- Не хочу домой!
Сашка:
-- А еще памятник есть?
Я:
-- Есть. Вон там.
Тык-дым, тык-дым, тык-дым…
Яна:
-- О, тетя! А кто это?
Я:
-- Это черная дама.
Яна:
-- А чего она черная?
Сашка:
-- А она приведение!
Яна:
--Аааа…
Натик:
-- Я есть хочу!
Ксю:
-- А нету макарон!
Натик:
-- А я не хочу макароны, я хочу сосиску!
Ксю:
-- А нету сосиски! (плачет)
Сашка :
-- Я хочу в туалет!
Соня:
-- А булочки есть?
Натик:
-- Булочки, булочки!
Юля ставит сумки с едой на землю:
-- Все, достало это все таскать, пока все не съедите, отсюда не уйдем.
Дети:
-- Ням-ням, чав-чав, хрум-хрум… А попить?
Оля расслаблено:
-- Пиво…
Ксю:
-- Не хочу пиво!
Я:
-- Дальше идем?
Соня:
-- Я хочу в Минск.
Яна:
-- Я хочу купаться!
Мы с Юлей:
-- В Минск пока не поедем, а купаться холодно.
Натик:
-- А булочки еще есть?
Я:
-- Ты уже две съела!
Ксю:
-- А макаены?
Следующая остановку в парке возле огромного дерева. Оно растет горизонтально, поваленное, но живое. Дети исползали его все вдоль и поперек, лазили, прыгали, висели. И даже минут пятнадцать ничего не ели.
Потом мы выползаем к озеру. Вышло солнышко, сразу стало очень тепло, дети ломанулись в воду. Полчаса спокойного ора и визга в воде. Идиллия, мы отдыхаем.
Потом вытирание, одевание мокрых, синих, дрожащих (не хочу выходить из воды!) и долгие уговоры все-таки пойти к машине, до дому ехать полтора часа. Подчищаются последнее яблоки и бананы, сумки стремительно пустеют.
-- А булочки в машине есть? – на нас смотрят десять голодных глаз.
Мы затравленно переглядываемся.
Спасает ситуацию обычная виноградная улитка, которую Оля находит в траве. Дети замирают и долго и сосредоточенно смотрят как она медленно выползает из ракушки, как у нее высовываются усики.
Яна:
-- У нее глаза на усиках!
Сашка:
-- Она нас видит?
Яна:
-- Да. Бедная…
Мы зависаем возле этой улитки минут на двадцать. Стоило весь день выгуливать детей по замкам и паркам… В следующий раз ловим улитку, покупаем мешок булочек и сидим дома…

00:00 

Вот такая новость: www.millionka.com/survey/index.php?id=55497

26 мая 2008 г.

Марат Башаров и Нелли Уварова сыграют влюбленных в новом фильме режиссера Александра Черных с рабочим названием «М+Ж».

Это будет первая совместная киноработа актеров. Героиня Уваровой приезжает в командировку из Минска в Москву на книжную ярмарку. Она знакомится с очаровательным парнем (его играет Марат Башаров) и влюбляется в него. Но из-за крупной ссоры пара расстается. Чтобы воссоединить влюбленных, за дело берутся друзья героев - они пытаются доказать, что эта пара создана друг для друга. Съемки проекта планируется начать уже в июле. А сейчас продюсеры и режиссер проводят кастинг актеров на роли второго плана.


Ввыбор актрисы, мягко говоря, удивил. :)
Но уже все равно, учитывая, что права на экранизацию у нас купили почти пять лет назад. :)

17:51 

Главный приз премии "Заветная мечта" поделили двое писателей
Вечером во вторник в Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи были объявлены имена лауреатов национальной детской литературной премии "Заветная мечта", передает РИА Новости.

Обладателями "Большой премии", которая вручается за роман, сборник повестей или рассказов, стали два финалиста. Педагог и журналист Марина Аромштам удостоена приза за роман "Когда отдыхают ангелы" о школе, любви и семейной жизни, повествование в котором ведется от лица учительницы и ученицы, а писатель Эдуард Веркин получил премию за роман "Кошки ходят поперек", в котором учащиеся престижного лицея ищут переход в другую реальность.

Решение вручить первый приз двум авторам было принято после того, как в 2007 году "Большая премия" осталась без адресата. Молодежное жюри, которое работает наравне со взрослым, воспользовалось правом вето и решило золото не вручать, напоминает агентство.

Лауреаты "Большой премии" получат по 500 тысяч рублей. Награды в размере 300 и 200 тысяч рублей за второе и третье места удостоились Олег Раин с рукописью романа "Слева от Солнца" и Екатерина Мурашова с романом "Гвардия тревоги".

Лауреатами "Малой премии", вручаемой за повесть или рассказ, стали Дмитрий Верещагин ("Первая любовь"), Станислав Востоков ("Президент и его министры"), Линор Горалик ("Мартин не плачет"), Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак из Белоруссии ("Откуда взялся Дед Мороз и почему он никуда не денется"), Сергей Переляев (сборники "Когда мы гуляли по бензозаправке", "Индийское кино"), Анастасия Хижнякова ("Книжка"). Помимо денежного приза всем лауреатам вручают статуэтку в виде бабочки с расправленными крыльями.

Жюри во главе с писателем Григорием Остером также вручило дополнительные премии "За лучшее произведение о современной жизни детей и подростков, об их отношениях с миром взрослых" (Вениамин Кисилевский, "Перестройка"), "За литературный дебют" (Мария Романова, "По праву войны"), "За самое смешное произведение" (Наталья Николаева, "Приключения Геннадия и Карбюратора"), "За лучшую книгу в жанре научной фантастики или фэнтези" (Валерий Роньшин, "Эмма Мухина, или разгадка одного похищения"), "За лучший детский детектив" (Владимир Кузьмин, "Три выстрела за кулисами") и "За лучшее произведение о животных и живой природе" (Наталья Соломко, "Козел, дурак и почтовые голуби").

В текущем, третьем сезоне "Заветной мечты" на конкурс поступило около 1,5 тысячи произведений, из которых 43 вошли в шорт-лист. Среди авторов оказались не только писатели из России, Украины и Белоруссии, но и из США, Канады, Швейцарии, Грузии, Киргизии, Эстонии.

Видео здесь: www.tvkultura.ru/video.html?type=r&id=72252

Фото:
www.kommersant.ru/dark-gallery.aspx?id=897230&p...
Это уже вторая награда.
Первая была еще в сентябре.
ПРАЗДНИК ЧТЕНИЯ

8 сентября на главной сцене ММКВЯ состоялся Праздник детской книги. Несмотря на прохладную погоду, множество маленьких любителей чтения собрались у сцены: ребята с интересом и удовольствием смотрели выступления детских хореографических и вокальных коллективов, слушали выступления известных писателей, художников-иллюстраторов. В рамках праздника было проведено награждение лауреатов премии «Алые паруса». Эта награда, учреждённая Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, ежегодно вручается лучшим книгам для детей и лучшим иллюстраторам детских книг.
В номинации «Проза» Дипломы лауреатов получили Т. Крюкова («Невыученные уроки») и С. Махотин («Вирус Ворчания»). Почётные грамоты в этой номинации получили соавторы А. Жвалевский и Е. Пастернак («Правдивая история Деда Мороза»), а специальный диплом жюри – педагог и писатель, руководитель студии детского творчества И. Быков (литературно-художественный проект: сборник сказок «Догадливый Кот – урожайный год»).
В номинации «Поэзия» Диплом лауреата вручён М. Яснову, создателю «Детского времени», проиллюстрированного Ю. Богатовой: эта книга собрала на ММКВЯ богатый урожай наград, став «Книгой года» в номинации «Вместе с книгой мы растем». Почётными грамотами награждены Г. Ладонщиков («Весёлый самовар») и Н. Шилов («Диалоги Петрова: Стихи для детей»). Д
О. Седакова и её книга «Как я превращалась» победили в номинации «Книга для дошкольника». Почётной грамоты здесь вручена автору рукописи с интригующим названием «Это где ж такое есть?» Е. Михайленко.
В номинации «Художественная иллюстрированная книга» Диплом лауреата вручён Н. Устинову за иллюстрации к книге Ф. Тютчева «Листопад». Почётные грамоты достались А. Кошкину (В. Одоевский «Городок в табакерке») и М. Фёдорову
(Ф.Х. Бернетт «Маленькая принцесса»). Специальный диплом жюри в этой номинации вручён Е. Блиновой за иллюстрации к серии «Школа прикола».
Лауреатом в номинации «Познавательная литература» стал детский проект Л. Улицкой «Другой. Другие. О других». Почётные грамоты вручены Е. Тончу («Большой бизнес для маленьких детей») и А. Усачёву («Прогулки по Третьяковской галерее с поэтом Андреем Усачёвым»). Специальный диплом жюри получил А. Ананичев – за просветительство и духовное воспитание подрастающего поколения в книгах серии «Души России» и «России верные сыны».

А книжка выйдет, в лучшем случае, к этому новому году. :)

00:18 

10 мая. Опять Киев.
Ехали мы долго. Как сказал Вадим:
-- Это туда я ехал бодрый, а теперь я отдохнувший.
Шутки шутками, а мы по Крыму намотали 1000 км. Приехали к Юле, Янка нас встретила во дворе со словами:
-- Что ж вы так долго!
Было такое ощущение, что она нас тут всю ночь ждала.
Честно говоря, у меня была одна мечта – душ. Что-то мы запылились в дороге. Вообще чистота детей – это отдельная песня. Я взяла с собой теплые вещи, взяла даже две смены этих самых вещей. Но, чтоб дети выглядели прилично, оказывается, нужно было на каждый день чистый комплект теплых вещей. Короче, в последние дни я не могла на них смотреть без смеха – редкой чистоты были дети…
Мы попили чаю, поели вкуснющую пиццу, с вкуснющими салатами. А потом с Наташкой нырнули отмываться. И вернувшаяся Юля гостей застала только в уполовиненном составе.
Честно говоря, в этот раз выходить из квартиры не хотелось особенно, как-то мы переотдыхали… И если б не Юлин энтузиазм, мы б вообще никуда не пошли. Но в итоге мы с уютной кухни переместились в уютный лес.
Хочется сказать огромное спасибо Мише, который взял на себя четверых детей и при этом еще и пытался ловить рыбу. Спасибо! Мы замечательно поболтали…
Старших девчонок мы вообще не видели и не слышали, они были увлечены рыбалкой. Как потом рассказали, сначала закинули спиннинг на дерево, потом поймали папу Мишу… Короче, всем было весело.
Младшие развлекались тем, что на бешенной скорости носились от нас к водоему. Как не устали, не понятно… И не понятно куда делся килограмм сосисок, вроде бы все были сытые…  Да, а Наташка срубала какое-то невероятное количество сала, пожаренного на костре. Честно говоря, я даже боялась, что ей поплохеет. Но правду говорят, от хорошего сала плохо не бывает!
Жаль, но домой сала мне в этот раз купить не удалось. Мне б и торт киевский купить бы не удалось, опять таки, если б не Юлина настойчивость. В итоге, мы нашли его только в третьем магазине.
А потом мы вернулись домой к Юле и нужно было уезжать к себе…Собирались выехать в 6, выехали в 8. Так мало… Теперь будем ждать ответного визита. 
Да, а на границе на обратном пути был вообще ужос. Очередь кошмарная, автобусов 20. На наше счастье легковушки пропускали вперед, но все равно зависли мы прилично.
А еще и умудрилась поругаться с украинцами, они меня в туалет не пускали… Не, а как жить? Они набивают внутри таможенной зоны 15 машин, и не разрешают из них выходить до прохождения паспортного контроля. И поругаться-то мы поругались, в туалет меня так и не пустили. Они гордо заявили:
-- Туалет за границей!
Без комментариев… 
А еще последние 200 км до Минска мы уже еле ехали. Начало очень сильно спускать переднее колесо, Вадим посмотрел, а у нас резина просто стерта… За 4000 км путешествия, частично по горным дорогам, мы полностью выездили колеса. Первый раз с нами такое… Хорошо покатались!

18:32 

8 мая. Детский день.

Начнем с того, что когда мы собирались в эту поездку, я сразу сказала, что хочу в Никитский ботанический сад. Потому что там весной все цветет и наверняка безумно красиво. Поэтому поездка на ЮБК у нас была запланирована. Но, правда, мы думали, что Крым поменьше будет, и когда выяснилось, что до Ялты 200 км, поняли, что съездить туда сможем только один раз, и придется этот день делать максимально насыщенным.
Итак, в планах было:
1. Зоопарк и «Поляна сказок». Хоть мы и были в Крыму пять лет назад, Сашка все помнит и еще в Минске все уши прожужжала.
2. Никита
3. Гурзуф
В Гурзуфе я, можно сказать, выросла, ездила туда с родителями много лет подряд. Не считая сельхоз отряды я первый раз в этом году жила в Крыму не в Гурзуфе. Короче, не заехать я не могла, просто очень соскучилась.
Итак, планов громадье, мы выезжаем. Долго решаем по какой дороге ехать. Через Симферополь прямее, но на 80 км больше, по старой крымской кривее, но якобы короче… В итоге, решаем поехать по побережью, там красивее.
Дорога действительно красивая. Безумная, кривая и извилистая до одурения. Она то идет по пляжу, то забирается высоко в гору и тогда может быть видно пять «колец» этой самой «дороги». Быстрее, конечно, не получилось, да мы и не рассчитывали. И если б эта карусель длилась не 80 км, а 30, мы не расстроились, но свернуть уже было некуда. Зато после Алушты мы выехали на шоссе Симферополь-Ялта. Ха! И мы раньше считали, что это кривая горная дорога?! Да это просто широченный проспект, причем еще и прямой, как стрела. :)
Ялтинский зоопарк – это детский рай. Там тихо, спокойно и уютно. Все время играет очень красивая музыка. Звери ухоженные, милые и добродушные. Всех, абсолютно всех можно кормить. Все звери доступны, почти всех можно погладить. Правда, когда Наташка засунула руку в клетку со львом, радости у меня поубавилось. Но лев на нее даже внимания не обратил. Сытый…
У нас с собой был большой запас хлеба и редиски, звери с удовольствием лопали и то и другое. Дети скакали и бесились, мы смотрели на горы и наслаждались видами. Вышли из зоопарка часов в пять вечера, и стало понятно, что какой-то пункт нашей обширной программы придется выкинуть.
«Поляну сказок» дети отстояли.
И вот, то из-за чего я, можно сказать, и загорелась поехать в мае в Крым, Никита, остался в пролете. Ну и ладно, будет повод приехать еще раз.
А потом, вечером, мы спустились в Гурзуф.
Да, я чудовищно необъективна, я это признаю… Но нет красивее места на южном берегу!
Сначала мы заруливаем в домик, в котором мы отдыхали с родителями, а потом и с друзьями. Обнаруживаем прямо над ним 12-этажный новый дом! Блииин… Это оползневая зона… Какой ***** до этого вообще додумался?
С хозяйкой мы зависаем на рюмкой чая и от ее рассказов хочется плакать. Ну почему, почему обязательно нужно все изгадить? Почему сколько бы не менялась власть, а все время становится только хуже? Почему каждый рвет только себе?
Гурзуф застраивается какими-то уродливыми многоэтажками, причем скупают квартиры не крымчане, и стоят эти дома пустые почти круглый год… Местные перестали заниматься огородами, земли у всех поотбирали под стройки… Персики у них теперь израильские… В море в августе купаться нельзя. Реально нельзя. Канализация не справляется…
А вокруг помойка и стройка… И я не понимаю, как люди умудряются устроить помойку в раю. Я ненавижу их…
Вот так по стройке и помойке мы спускаемся к морю…
И все, весь негатив улетает, потому что набережная не меняется. И стою и улыбаюсь, как дура. Я опять в детстве. И пусть вокруг меня скачут собственные дети, это не важно. Важно то, что я помню эти пальмы и эти пирсы, а они помнят меня… Я здесь дома…
Счастье Гурзуфа в том, что на набережную выходят два огромных парка, которые пока не застраиваются, и поэтому, стоя не набережной, видишь только зелень с одной стороны, море с другой, и Аю-Даг с третьей. Я в очередной раз потрясаюсь, насколько разная везде морская вода. В Гурзуфе она голубая. Чисто голубая, и светится изнутри каким-то особенным светом.
Я не могла не влезть в воду. Был бы купальник, полезла бы купаться… А так просто намочила кроссовки, только потом сообразив их снять. Меня просто размазывает по набережной, хочется плакать и смеяться одновременно, я безумно счастлива просто быть здесь. И страшно щемит сердце, что я не могу приехать сюда с детьми. Некуда… Разве что вот так, в несезон…
Уже с трассы мы смотрим на ночной Гурзуф. Опять перехватывает дыхание… Темнота скрыла уродливые новостройки, скрыла раздолбанные самосвалами дороги, скрыла строительный мусор. Я опять вижу перед собой Гурзуф своего детства… И тихо надеюсь, что он выживет…

P.S. Пока искала цитату Волошина, наша свое любимое стихотворение Заболоцкого про Гурзуф. И подумала, что оно здесь к месту…

ГУРЗУФ НОЧЬЮ
Для северных песен ненадобен юг:
Родились они средь туманов и вьюг,
Качанию лиственниц вторя.
Они - чужестранцы на этой земле,
На этой покрытой цветами скале,
В сиянии южного моря.

В Гурзуфе всю ночь голосят петухи.
Здесь улица - род коридора.
Здесь спит парикмахер, любитель ухи,
Который стрижет Черномора.
Царапая кузов о камни крыльца,
Здесь утром автобус гудит без конца,
Таща ротозеев из Ялты.
Здесь толпы лихих санаторных гуляк
Несут за собой аромат кулебяк,
Как будто в харчевню попал ты.

Наплававшись по морю, стая парней
Здесь бродит с заезжей сиреной.
Питомцы Нептуна блаженствуют с ней,
Гитарой бренча несравненной.
Здесь две затонувшие в море скалы,
К которым стремился и Плиний,
Вздымают из влаги тупые углы
Своих переломанных линий.

А ночь, как царица на троне из туч,
Колеблет прожектора медленный луч,
И море шумит до рассвета,
И, слушая, как голосят петухи,
Внизу у калитки толпятся стихи -
Свидетели южного лета.
Толпятся без страха и тычут свой нос
В кувшинчики еле открывшихся роз,
И пьют их дыханье, и странно,
Что, спавшие где-то на севере, вдруг
Они залетели на пламенный юг -
Холодные дети тумана.



9 мая. День лени.

Как обычно после большой поездки хотелось релакса. Мы объявили день лени. Тем более, что вторая часть нашей компании вчера сходила на Карадаг пешком и тоже жаждала отдыха.
Мы пытались сидеть на пляже, но замерзли. Побродили по набережной, накупили сувениров.
В очередной раз забыли сходить в музей Волошина… Для этого ж не нужно ехать 200 км, это ж пяти минут ходу…
Поспали днем… Даже в кафе было лень идти, настругали огромную миску салата, купили на рынке котлеты и поели, не выходя из нашего дворика.
Вечером сходили на море, бросили монетки…
Вот собственно и все…
Раньше нас уезжали только одна машина москвичей. Старшие девчонки почти плакали, расставаясь.
И вот, в восемь вечера, и мы загружаемся в машину. Впереди ночь дороги до Киева.
Итоги:
Немного о том, что мы обсуждали по дороге. Что можно сказать об отдыхе в Крыму в мае? Однозначно дорого. То есть ты постоянно платишь за сервис, которого нет. Даже если учесть, что у нас всегда была и горячая и холодная вода, и даже кондишн (которым мы не пользовались) все равно для несезона 35$ сутки за комнату – это дорого. Это вообще не тот уровень жилья. Потому что, выходя из своего дворика, все равно попадаешь на помойку и на пляже свалка металлолома…
То есть мы приняли то, что платили за возможность жить вместе с друзьями в одном дворике, за то, что дети почти круглосуточно были на улице. Кухня у нас тоже была на улице…
Вообще деньги брать – это единственно, что в Крыму умеют делать хорошо. Ты платишь везде и всегда. За вход в любое место, будь то музей или просто заповедник. Если б они за эти деньги хотя бы убирались…
Хотим ли мы приехать сюда в мае еще? Однозначно ДА.
Потому что, посмотрев на все безобразие, а поняла, что в сезон я в Крым точно больше никогда не поеду. Нечего там делать в этой грязи, а стройка у меня и дома под окном есть. А еще если представить себе то количество народу, которое набивается там в июле и августе… Короче, дома на даче здоровее будешь… К сожалению…
В мае спасает пустота. То есть возможность идти по тропе Голицына одним, а не в толпе. Можно сидеть вечером на пляже и кроме тебя там еще аж два человека… Нет очередей в кафе, на рынке свежие продукты и опять таки по нормальным ценам. Фиг бы я в сезон купила козье молоко.
И вообще удивительное чувство, что все лето еще впереди. Все такое чистое и свежее! Сентябрь тоже хорошо, но там отдых с грустинкой, сезон заканчивается…
Чистейшее море. Было б потеплее на улице, мы б купались больше. Но говорят, это был нетипично холодный май…
Полное отсутствие насекомых. Никаких мух, ос, москитов и прочей радости…
Короче, я очень-очень надеюсь, что Крым в мае станет для нас доброй традицией. Может, не каждый год… Потому что все равно Крым я люблю безумно и скучаю по нему страшно и, честно, не нужны мне пятизвездочные отели и аниматоры, а нужны горы, море, лунная дорожка, звездное небо и тишина…

15:24 

6 мая. И Коктебеля каменная грива…

Еще ни разу в жизни я не была у моря на свой день рождения. Мне так хотелось хоть немного полежать на пляже, хоть чуть-чуть… Но прогноз погоды был неумолим… Но мне очень хотелось… И что вы думаете? Тучи разошлись, выглянуло солнышко и мы до обеда совершенно замечательно позагорали. Тем более, что после вчерашней насыщенной программы ехать никуда не хотелось. Хотелось сидеть и релаксировать.
Кстати, День рождения мы начали отмечать еще вчера. Приехали, уложили детей, налили… Посмотрели на часы… Ба! До дна рождения оставалось 15 минут! Ну не могли же мы это проигнорировать. Короче, утром было хорошо, но лениво.
Наташка подарила мне почти все красивые камушки с пляжа, друзья всякие приятные мелочи, цвела сирень…
Кстати, сирень – мой любимейший цветок. И так, чтоб она успела расцвести на мой ДР, такое было всего два раза в жизни, но уж тогда мне ее дарили, не смейтесь, ваннами. Серьезно, я хорошо помню один свой ДР, после которого у меня дома была ванна сирени. Ваз не хватало, и я ее складывала в ванну, чтоб потом расставить по трехлитровым банкам.
Короче, на этот раз букетов мне не хотелось. Не хотелось, потому что было не понятно что с ним делать. В комнате поставить? Так я бываю там только в темноте. Во дворике? Так там несколько кустов этой самой сирени. Короче, ходила я, нюхала и наслаждалась. В этом году я продлила себе цветение сирени по максимуму, больше недели в Крыму, в Киеве, а у нас дома она еще и не зацветала.
А еще я привезла с собой в Крым свои талисман. Когда я первый раз оказалась на Черном море, а было мне три года, я нашла камень – «куриный бог». Это не редкость, но этот камушек уж очень правильный – гладкий, черный овал с дырочкой, как кулончик. Мама сразу нацепила его на цепочку, и все эти годы он хранился у меня, когда я ехала на море, я старалась брать его с собой. И вот взяла его и в этот раз. Я думаю, это он погоду исправил. Но интересно, что именно в день рождения, ковыряясь на пляже, я нашла еще одного «куриного бога», не такого красивого, но все же… А буквально через пару часов еще одного нашел Вадим. Думаю, это для девчонок, нужно им их тоже на цепочки повесить.
Да, так отвалялись мы на пляже, потом пошли домой и завалились спать вместе с Натиком. Вот такой у нас был день лени.
Но вечером лень закончилась, и мы пошли на гору Волошина. Вот интересно, Волошин так много рассказхывал о Коктебеле, а сейчас Коктебель рассказывает о Волошине. Столько народу приезжает сюда, не зная о нем, и здесь, в общем-то от нечего делать, заходят в музей, лезут на гору, к его могиле.
Холм Волошина… Вроде бы уж не первый день в горах, уже можно было б и привыкнуть. Но все равно забираемся наверх и дыхание перехватывает…

Голубые просторы, туманы,
Ковыли, да полынь, да бурьяны...
Ширь земли да небесная лепь!
Разлилось, развернулось на воле
Припонтийское Дикое Поле,
Темная Киммерийская степь.

Вид на Киммерию завораживает. Такое впечатление, что огромный великан когда-то взял гору, скомкал ее в кулаке, и она так и осталась изрядно помятая. Степь здесь не цветет, здесь ковыль…
Иногда бывает так, что много читал про что-то, но никогда не видел. А тут видишь, и сразу понимаешь – это оно. Вот так у меня с ковылем и получилось. Как только увидела, сразу в голове щелкнуло «седая степь» и «седой ковыль».И понимаешь, что лучше и не скажешь!
В другую сторону – вид на море. Вот он, мыс Хамелеон, на который мы залезали несколько дней назад! И нам тогда казалось, что мы высоко!
Вечером сидим во дворе, поедаем огромную камбалу холодного копчения с вареной картошкой. Огромное спасибо друзьям за этот чудесный деньрожденьевский ужин.
Иногда поем, иногда орем песни под гитару. Причем все вместе, и оригиналы и студенческие переделки. Дети иногда слушают открыв рот, иногда подпевают.
Хорошо то как…


7 мая.

С утра мы собирались отправиться на Карадаг. Уже все было решено и распланировано. Туда плывем на кораблике, а потом возвращаемся пешком. Но с утра нас начали грызть сомнения. Во-первых начал накрапывать дождь, а во-вторых было у всех какое-то предчувствие… Короче, под предлогом того, что слишком дорого, мы отказались. Хотя цену и на самом деле заломили недецкую…
И решили мы поехать в Судак и Новый свет. Поехали. Как оказалось, дорога из Коктебеля в Судак полностью состоит из поворотов. Из простых поворотов, сложных поворотов и поворотов особой крутости. Это когда разворачиваешься на 180 градусов назад и кажется, что почти 90 градусов вверх. Примерно на середине этой дороги начинается дождь, он быстро усиливается до проливного ливня, добавляется град… Где б не были в этот момент, если б поехали на экскурсию, на открытом катере или на Карадаге впечатлений бы у нас было немеряно… Но и езда на машине по горной дороге под проливным дождем тоже удовольствие запоминающееся.
К счастью, когда мы приехали к Генуэзской крепости, дождя не было. Я видела открытки с видами крепости, но я не предполагала, что она такая большая. А когда мы залезли наверх, стало понятно, что еще и совершенно неприступная. Со стороны моря атаковать ее было действительно практически бесполезно – там почти отвесная скала. На верхатуре задул страшный ветер, это до Судака докатился тот дождь, который мы обогнали по дороге. Ветер был такой сильный, что Наташку реально сдувало, приходилось ее держать. При этом она все равно скакала, веселилась и норовила побегать по краю пропасти.
Но несмотря не непогоду, вид из крепости просто удивительный! Вода там абсолютно чистого цвета морской волны. Да, это банально! Зато как красиво!
Пока мы ползали по крепости и фотографировались, ветер стих и начался дождь. Мы заспешили к машинам и, спустившись со скал, обнаружили милую табличку о том, что рисковали жизнью. Зато порадовались, что все обошлось.
Из-за дождя мы чуть было не смалодушничали и не вернулись в Коктебель. И огромное счастье, что этого не сделали, а отправились в Новый свет.
Это сказочное место! Милое, уютное, бесконечно красивое! Поселок так спрятался в бухте между горами, что его не видно. Вообще ничего не видно, кроме зелени!
Но по поселку мы не погуляли, а оправились сразу по тропе Голицына к гроту Шаляпина.
Уф… Можно сто раз написать слово «красиво», но это все не то… Можно стоять на скале и пытаться надышаться этим воздухом, но голова начинает кружиться… Можно попытаться словами описать цвет воды… Она зеленая… Темно-зеленая, но светится изнутри синим светом…
А вообще никаких осмысленных мыслей в голове не было, и слова были только одни:
-- Какое счастье, что мы сюда приехали!
По тропе мы дошли до царской бухты. И как будто и не шли, а летели. Скалы, море, небо… Все-таки какого-то нереально зеленого цвета морская вода. Настолько чистая и прозрачная, что даже с высоких скал видно дно. Мне кажется, что если б меня не трогали, я б могла сидеть тут сутками и просто смотреть на море… Но… Дети – это наше счастье, и его нужно кормить. Все запасы хлеба, редиски, морковки и огурцов и рюкзачка подъедены, чебуреки, съеденные в крепости, давно переварены. Возвращаемся обратно по территории заповедника через можжевеловую рощу.
Мне сейчас очень жаль, что я почти не фотографировала, но как-то не до того было.
А еще, оттуда хорошо виден Аю-Даг. А кажется, что другой конец Крыма.
А еще Наташка весь маршрут прошла сама!

16:12 

4 мая. День не задался…

Начиналось все хорошо. Мы купили на рынке свежую клубнику, которую Наташка трескала вместе со всеми. Про аллергию мы в Крыму вообще забыли…
Потом пошли на пляж, но небо быстро затянуло и после недолгих переговоров, куда б поехать, мы решаем ехать в Феодосию. По дороге нас завозят на гору, с которой прыгают планеристы и парашютисты. И опять больше всего торкает цветущая степь…
Дикие пионы – это что-то! А когда их так много, то слов просто нет!
На высоте очень холодно, сильный ветер. Чтоб согреться дети начинают носиться друг за другом. Они бегают с бешеной скорость, валяются в траве и вообще больше всего напоминают щенков, которых очень долго держали в клетке, и только сейчас выпустили на волю.
Из-за ветра планеристов нет, и мы едем смотреть на парашюты. Приезжаем, когда прямо над нами пролетает самолет и из него выпадают крохотные парашютики. Маленькие, разноцветные, на таком ветре носятся в воздухе как сумасшедшие, смотреть на них страшно. И еще страшней становится, когда буквально в нескольких метрах от нас падает парашютист. Что-то он там не рассчитал, как-то неудачно повернулся… Короче, когда мы уезжали было известно, что он жив и в сознании… Дети притихли, взрослые растерялись.
-- Ну, вот – говорит кто-то, -- А хотели детям парашютистов показать…
-- Наверное, так было нужно, -- говорит Сашка, -- Теперь никто из нас не станет парашютистом…
Вот такая высокогорная мудрость…
Мы спускаемся с горы и, выехав на дорогу, выясняем, что у нас пробито колесо. Не знаю, как Вадику, которые его менял, а нам, 15 наблюдателям было очень весело. Мы хотели даже объявить конкурс на лучший совет, но что-то нас остановило. Наверное, остатки человечности.
Когда мы все-таки добрались до Феодосии, экскурсию по городу пришлось начать с шиномонтажа, но котором мы провели… 1.5 часа. Не то, чтоб нам было скучно… Мы и кофе попили, и в бадминтон поиграли, познакомились со всеми рабочими… Но от Феодосии мы ждали немного другого.
И когда мы наконец добрались до набережной, где основная компания ждала нас в кафе, все музеи были уже безнадежно закрыты. Вышли на набережную, но ветер был такой, что просто голову отрывало, поэтому мы быстренько сбежали обратно в город. Мне страшно понравилось здание музея Айвазовского, но я даже снаружи сфотить его не смогла, аккумуляторы сели. Там на балконах сидят совершенно очаровательные грифоны.

И вот вечером мы сидим в пледах во дворике, поют соловьи, вечер … э-э-э… не жаркий. Приходят смс из Минска и Москвы о том, что там +27. Молча пьем портвейн.
-- А вот как мы все-таки здорово нашли место, чтоб спрятать от изнуряющей жары! – радостно говорит Ден.
Все, занавес. Все рыдают…

5 мая. Самый насыщенный день.

То есть у утра мы еще не знали, что он будет таким. С утра мы просто посмотрели прогноз погоды и понадеялись, что в степи будет потеплее, там не будет хотя бы ледяного ветра с этого южного моря.
И вот мы грузимся в машины и едем в Мраморные пещеры. Дорога состоит из контрастов. То неземная красота свежих лесов, то, простите, срач в виде свалки, которую ветром разнесло на пару километров. Правда, последние 8 километров по заповеднику заставляют забыть все. Там такая красота… ТАКАЯ КРАСОТА… Хватались за фотоаппараты и руки опускались, потому что бессмысленно…
И вообще а таких местах понимаешь, что все, что сделала в Крыму природа, все изумительно, а все, что делает человек омерзительно… А особенно все, что делает в последние годы. И подспудное желание снести все, что построено, за редким исключением… И руки поотрывать «архитекторам», и тихая ненависть ко всем застройщикам, независимо от того татары они, украинцы или русские. Потому что цель у всех одна – захапать землю, а то, что с этой землей будет, всем наплевать… М-да, отвлеклась… Ну, короче, в заповеднике, где никого нет, хорошо…
Пока мы ждали экскурсию, мы поели в кафе и все время морально готовились к тому, что внутри будет холодно. И все никак не могли решить по какому маршруту в пещерах идти. Самый полный – полтора часа, самый короткий – полчаса. Хотелось по полному, но боялись, что дети замерзнут. В итоге, решились, узнав, что можно выйти раньше.
Ну, что я могу сказать… Мы не заметили как прошли 1.5 часа… Никто и не думал замерзать, по сравнению с холодом на поверхности в пещерах было милое безветрие… Красотища… Даже Наташка все 1.5 часа не пискнула, а широко открыв глазюки, смотрела по сторонам. Фоток мало, но снимать там тяжело, темно, да и опять таки, понимаешь, что передать это фотографиями невозможно.
Мраморные пещеры огромные. И пока ты там ходишь, то понимаешь, насколько природа могуча, а человек ма-аленький. Эти пещеры позволяют себя смотреть. Пока позволяют… Но не покидает ощущение, что когда-нибудь им это надоест и вход закроется. А пока любуйтесь. Все пещерные наросты растут со скоростью 1 куб. см. в 100-1000 лет, там есть колонны многометровой вышины и такой же ширины, их возраст не укладывается в голове…
Под конец экскурсии я порядком проголодалась и при виде сталагмитов в виде мороженного, посыпанного шоколадом просто захлебнулась слюной. Они вообще все удивительно вкусно выглядят: некоторые залиты медом, некоторые похожи на халву… Короче, голодным ходить не рекомендуется!
Вылезли мы из пещер и отправились… правильно есть. Потому что я всех заразила своим мороженным в шоколаде. В кафе накормили детей супом, а вовсе не мороженным, и решили съездить в Бахчисарай. Потому что до него осталось 25 км, а второй раз мы б точно до него не доехали. А я страшно хотела показать Сашке Чуфут-Кале. Москвичи поехали обратно в Коктебель, а мы, две семьи – 4 взрослых, трое детей, упаковались в Шаранчик и тронулись.
Мы даже успели посмотреть ханский дворец в Бахчисарае! Правда, уже без экскурсии, но тем ни менее. Наташке купили шапочку (не уверена, но, наверное, тюбетейку), и получился у нас настоящий турчонок.  На Сашку дворец произвел очень большое впечатление, особенно то, что женщины жили отдельно от мужа и их было много. И то, что гулять им можно было только в маленьком дворики. Ребенок явно не понимал как и зачем так можно жить…
Дальше мы отправились в Чуфут- Кале. Я была там последний раз в 1992 году, когда работала в Крыму в сельхоз отряде рядом с Бахчисараем. Дорога проходит через Свято-Успенский монастырь. Тогда он был в руинах, мы лазили по нему и фотографировались. И то, что он полностью восстановлен, было для меня полной неожиданностью.
Но это тот, редкий случай, когда стало лучше чем было. При всей моей нелюбви к религии, там хорошо. И святая вода удивительно вкусная, и нет напыщенности, а есть природа и тишина. И монастырь и храм этому не мешают, а очень гармонично вписываются в общую красоту… Действительно святое место, какой бы смысл в эти слова каждый из нас не вкладывал…
Ну, про Серегу и его «любовь» к пешим прогулкам я уже писала. А теперь представьте себе его лицо, когда он увидел Чуфут-Кале. Это пещерный город на горе, и когда выходишь из леса, то видишь его высокоооо перед собой.
Самое яркое впечатление от этого города – колея, пробитая в камне (!) деревянными (!) колесами телег. Пусть крымский камень мягкий, но все равно впечатляет!
От города сохранились ворота и буквально несколько домов, но, учитывая, что этим постройкам несколько веков, то и это очень круто. Сохранились еще хозяйственные пещеры, куда за залезли и начали там «у-гукать», рассказывая детям про акустику. И вот, вылазим мы на поверхность, а там бегает совершенно встрепанный Серега и орет:
-- Где вы были?
-- А пещере…
Он матерится, говорит, что:
-- Я слышу, вы орете, причем где-то далеко, а найти вас не могу! Я думал вы с обрыва упали!
-- Ага, упали, летим, ржем и «угукаем»…
Сережка машет на нас рукой и бегом рвет в пещеру. Ровно через секунду оттуда доносится радостное:
-- У-гу!!!
А теперь оцените подвиг моего младшего ребенка. Натик, уже почти не просясь на ручки, все это облазила вместе с нами, причем без дневного сна! В восемь вечера, она брела по Чуфут-Кале, уже просто еле держась на ногах, и жалобно спрашивала когда же мы пойдем домой. И вот солнце уже спряталось за гору, сумерки, мы выходим из города. Под нами горы и красивейший лес. Наташка обводит все это взглядом и спрашивает:
-- Мама, а как мы сюда попали?

И пару слов о любимом Шаране. На обратном пути все трое детей с комфортом дрыхли на подушках и под одеялами. Четверо взрослых удобно сидели каждый в своем кресле. Люблю я эту машину…

11:26 

Крымские каникулы
1 мая. Киев.

Дорога до Киева была спокойной. Спали все, кроме водителя и машины. Машина урчала и ехала, водитель ехал и не жужжал. Очередь на границе была вроде и не большая, но все равно все оформление затянулось на два часа. В этот раз толпу собрали украинцы, они как специально работают в противофазе с белорусами, чтоб ты хоть где-нибудь да постоял. Зато нам никого не пришлось будить, мы приехали к Юле в человеческое время, почти в десять утра. Приехали уже совсем как к себе домой. Разве мы были тут полгода назад? А кажется, что только вчера… Дети тут же устроили в квартире кавардак, мы устроились на кухне и пару часов непрерывно завтракали. Вернее больше болтали, прикрываясь тем, что завтракаем. Но потом все-таки подняли себя за шкирки и поехали в зоопарк, оставив Вадима спать. Это мы тут развлекаемся, а у водителя основная часть дороги еще впереди, до Крыма 1000 км…
Хорошо ездить по Киеву днем в выходной день! Собственно по любому городу в это время хорошо ездить.  И хотя мы все-таки умудрились попасть в «пробку», но это была не настоящая киевская «тянучка», а так, легкое напоминание о ней. Чтоб не расслаблялись и помнили куда приехали.
Зоопарк в Киеве большой и зеленый. Очень здорово, гуляешь, как в большом саду, периодически натыкаясь на вольеры со зверями. Правда, звери нам попались ленивые и показывались людям единицы, остальные где-то прятались. Оказалось, что 1 мая был первый день работы зоопарка, наверное, не всем зверям успели сказать, что парк открылся. 
Дети носились как угорелые, больше всего их порадовали аниматоры, которые играли с ними на улице. К слову, Наташка потом, в Крыму рассказывала, что «была в зоопарке, где волк и медведь прыгали с нами на скакалке». И люди почему-то не верили…
Очень понравился новый террариум. Можно постоять нос к носу с огромной черепахой и оказаться почти в пасти у крокодила. Огорчил слоновник. Слона было жалко до слез, а дети, по-моему, даже и не поняли, что это слон, такой он был жалкий и несчастный.
Часа три мы пробродили по зоопарку, дети устали, что и требовалось, и мы двинулись в обратный путь.
От Юли уехать очень тяжело. Даже зная, что впереди ночь дороги и нужно бы выехать пораньше. Даже зная, что впереди море. У них дома так душевно, уютно и вкусно, что приходится выгонять себя пинками. А Сашку с Яной клещами раздирать.

2 мая. Коктебель.

И не спрашивайте меня про дорогу. Не знаю, ничего не знаю. После трехчасовой прогулки по зоопарку, сытного ужина и бутылки коктебельского вина, я первый раз открыла глаза под Николаевом, а второй уже в Крыму.
Перед въездом в Крым стоит пост, на котором летом берут деньги за въезд на полуостров. Сейчас стоит скучающий человек в форме. Останавливаемся:
-- От нас что-то требуется?
-- Соблюдать правила дорожного движения!
Мы хихикаем и едем дальше. Правила мы и так соблюдаем, единственные, наверное…
На въезде в Коктебель ошарашивает арка со словами «Коктебель – страна коньяков». Вот так, только приехали, а вектор отдыха уже задан…
Нас встречают друзья, селят, поят портвейном. Мы потихоньку отходим от дороги, осматриваемся и спешим к морю.
Честно говоря, первое впечатление ужасное. Все-таки основное, что бросается в глаза – это грязь. И не просто банальные бутылки по углам, а именно общая неряшливость. Сплошная стройка, строительный мусор… Это мало напоминает Прибалтику, в которой мы отдыхали последние три года. Мы начинаем понимать, почему вдоль дорог в Крыму продаются … не пирожки, а бетономешалки. Кстати, очень симпатичные, яркие, разноцветнинькие. Подъезжаешь и просишь:
-- Дайте мне синенькую.
Строят все и везде. Шаг вправо, шаг влево, попадаешь на стройку. На набережной стоит отель, красивый такой, с бассейном, с обоих сторон вырыты котлованы и забивают сваи для еще двух таких же. А как в этом отдыхать? Как они себе это представляют?
Но в нашей части Коктебеля строят мало и тихо. Мы на пляже… Море… Хорошо…
Вода бодрит, но дети бродят по воде, мы собираем обкатанные морем стеклышки. На пляже совершенно удивительные зеленые камни, я таких раньше нигде не видела. Яркие, от темно-зеленого до изумрудного…
Вечером сидим своей компанией во дворе, Наташка спит у меня на руках. Вечером холодно и очень непривычно, что не цикады поют, а соловьи. И как сумасшедшая пахнет сирень. И никак это у нас в голове с морем не увязывается, помогает только портвейн…

3 мая. Походы начинаются.
С утра у нас отдых аристократов. Мы идем на рынок и покупаем «настоящее» деревенское молоко, творог и сметану. К огромной Наташкиной радости есть и козье молоко.
Завтрак на свежем воздухе. :)
Потом наши друзья тащат нас на корты играть в теннис. Мы вяло отбиваемся, потому как на вопрос умеем ли мы играть честно отвечаем:
-- Не знаем, не пробовали.
В итоге я даже пару раз попала мячом в корт. Наши друзья рубятся не на шутку, дети носятся за мячами, светит солнышко, над нами горы…
Днем идем на пляж. Мужественно купаемся, температуру воды решили не узнавать, чтоб не расстраиваться. Еще очень тяжело ходить по гальке, обычно ноги адаптируются день на четвертый. А пока мы ходим, хромая на обе ноги, чертыхаясь и периодически переходя на четвереньки.
Днем мы с Наташкой заваливаемся спать, а потом идем в Тихую бухту догонять всю компанию.
Не, нас предупреждали, что идти далеко… Даже говорили, что высоко… Но мы немного не так поняли и на нужную тропу нам пришлось выбирать от моря вверх по нехоженому склону. А Вадику еще и с Наташкой на шее.
Зато мы видели огромного живого краба, который выполз на нас из моря на диком пляже, и ящерицу, которая убегала под камни. Наташка идет сама, но идет так медленно, что приходится ее нести. Вокруг слишком много интересного: камни, ракушки, жучки. Все такое разное и такое не похожее на то, что есть дома.
-- Мама, что это?
-- Папа, кто это?
На шее у Вадима замирает и начинает рассматривать горы.
До Тихой бухты хода часа два. Время пролетело незаметно. Мы никогда раньше не видели цветущую степь и, увидев, офигеваем. Я привыкла к тому, что у крымской степи грязно-желтый цвет, а у крымского леса пыльно-зеленый. Сейчас перед нами все цвета радуги в траве, а лес… Он даже не зеленый, он желто-зеленый. Свежий-свежий… Про степные цветы можно вообще писать бесконечно. Я даже и не думала, что бывают дикие тюльпаны или дикие пионы. А еще туча цветов, о названии которых можно только догадываться!
Мы доходим до бухты и застаем там купающихся детей и довольных взрослых. Всех, кроме Сереги, который лежит на песке и на полном серьезе отказывается идти обратно. Он говорит, что остается здесь и будет ждать попутку.
-- Ну нужно же хоть иногда пешком ходить! – увещевают его.
-- Я хожу! – кричит он, -- Я два раза в день хожу! На стоянку утром и вечером обратно! Мне хватает.
Наконец, находится доброволец, который убеждает Серегу, что встать придется и соглашается пойти с ним медленно и короткой дорогой. А мы отправляемся на мыс Хамелеон. Сашка скачет где-то впереди с девчонками, а Наташку все время приходиться крепко держать за руку, она не очень понимает почему нельзя бежать по краю обрыва…
В итоге, Вадик с Наташкой до самого конца мыса не доходят, уж очень узкий там перешеек, а я остаюсь ждать старшего ребенка, наблюдаю как она фотографируется, стоя на краю обрыва. Адреналинчик, блин…

00:45 

Новогодняя идиллия

Город довольно густо заставлен украшенными елками. Ехать на машине одно удовольствие – посмотрите налево, посмотрите направо – елки, елки…
Искусственные и настоящие, мигающие и скромно украшенные фанерными снежинками.
-- Как будто новый год, -- радуется моя младшая дочка.
Самое забавное, что под каждой елочкой мерзнут двое ментов, охраняющих ценный объект.
Часто они похожи на двух зайчиков, которые прячутся под нижними ветками.
-- Мама, а они тут вместо Деда Мороза? – спрашивает ребенок.
-- Пока нет, -- давясь от смеха отвечаю я.
Хотя, в этой стране, я уже ни в чем не уверена…

00:20 

Мир взорвался сайтом одноклассники. ру
Такое впечатление, что сотни, тысячи, десятки тысяч ломанулись к компьютерам, чтобы найти, вспомнить.
К кому не придешь – альбомы с фотографиями выпускником. Они перелистываются, перебираются.
Даже с теми, с кем общаешься постоянно, встречаешься там как заново.
-- Олька, ты здесь! Какая радость, как приятно тебя видеть! Выходи во двор, покурим…

Первая любовь, вторая, третья…
-- А помнишь? Помнишь?
-- Да помню, помню… Блин, и это помню, к сожалению…
Детский сад, школа, университет…. Я точно помню, вот этот был мальчик, а этот – юноша. Одному десять, второму восемнадцать. Почему сейчас обоим одновременно 35?

Интересные открытия – интернет друзья.
«Вас приглашает на одноклассники.ру Катя Иванова»
Какая Иванова? Какая Катя? Что это? Склероз или маразм? С нетерпением ждешь пока загрузится фотка… Уф, Cat, привет! Два года общаемся, я и не знала, что у тебя есть имя и фамилия. 

Подруга жалуется на менеджера.
-- У нас аврал, а он полез на одноклассников! Я просила, я умоляла… А он говорит: «Я на минуточку…» А торговать кто будет? Все, теперь пропал человек…

Штаты, Израиль, разные часовые пояса, у вас день, у нас ночь, у вас пальмы, у нас елки, у вас жарко, у нас туман и хмурь. Мы сидим за одинаковыми клавиатурами, мы вспоминаем.
Я представляю, как сейчас икают наши учителя. Те, кто живы… Многих уже нет, и это не укладывается в голове. Я смирилась с тем, что мне 35, но я не могу поверить в то, что мы не виделись 18 лет. Я до сих пор помню формулу бензола, я просыпаюсь в холодном поту, мне снится экзамен по белорусской литературе, и, объясняя дочке уроки, рука дергается к школьному конспекту. Нет, вы живы, вы не могли уйти…

Есть встречи, которые оставляют ощущения тепла, есть встречи, которые озадачивают, есть, которые раздражают.
После переписки с очередным одноклассником чувствую, что жубы шводит от приторной улыбки. На этом фоне письмо от однокурсницы : «Привет, старая корова!» -- просто глоток свежего воздуха.
И все же, и все же… Уже неделю я брожу, периодически улыбаясь воспоминания внутри себя. И говорю себе : «А помнишь…» 

23:13 

Сказка про капельку


СКАЗКА ПРО КАПЕЛЬКУ
или
почему летом идет дождь, а зимой снег?

Жила–была маленькая капелька со своими сёстрами в большой маме–туче. Летели они однажды над океаном, и туча с каждым часом становилась всё больше и больше. И вот она стала такая огромная, что не могла удержать всех сестричек. И наша капелька полетела вниз.
Летела она долго, и плюхнулась на большой зелёный лист. Вокруг было лето. И было так жарко, что капелька немедленно начала испаряться. Через некоторое время она снова была у мамы–тучки.
Не успела она поздороваться, как поднялся сильный ветер и унёс тучу далеко–далеко. «Ой! Какая я стала красивая!» - воскликнула капелька, у которой появилось белое, ажурное платье. А тучка опять выросла, и снова стала такой большой, что все капельки, которые стали снежинками, полетели вниз.
На этот раз было очень холодно, потому что здесь была зима. Наша знакомая приземлилась на верхушку огромной ёлки. Вокруг всё было усыпано такими же, как она, снежинками. Но у каждой было своё неповторимое платье.
«Оставайся с нами! У нас тут весело!» — сказали красавицы. И наша снежинка провела на земле всю зиму. А весной выглянуло солнышко, снежинка превратилась в капельку, она испарилась и вернулась к маме–тучке.
«Мама, так кто же я капелька или снежинка?» — спросила дочка.
«Летом тепло, ты капелька, и проливаешься на землю дождем, а зимой холодно, ты замерзаешь и становишься красавицей-снежинкой», — ответила мама.
«Интересно, кем я буду в следующий раз?» -- задумчиво спросила дочка, и они полетели дальше гулять над океаном.

URL
17:36 

Прогулка

Странно, что в центре города вообще может быть такое тихое место. Озеро, старый парк, толстые непуганые утки, голуби, которые лезут на голову и путаются под ногами. Впереди большой оживленный проспект – вот он, его хорошо видно -- но шум машин не слышен, а слышен шелест веток и плеск воды. Спускаешься к озеру, сначала кажется, что уши заложило – наваливается непривычная для города тишина.
В парке пусто. Неестественно пусто. Даже как-то страшновато, ощущение, что я одна, с ребенком, почти в лесу. Люди попадаются настолько редко, что в существовании города начинаешь сомневаться уже через десять минут.
Вдруг, в конце дорожки появился человек. Идет прямо к нам, шаркает ногами, оглядывается, когда подходит ближе, слышно, что что-то бормочет себе под нос, улыбается во весь рот, здоровается с нами… Ну, не буйный, и хорошо… Он уходит, я вздыхаю с облегчением.
Нас обгоняет велосипедист – издали обычный, возле нас от велика звонко отваливается какая-то железячка, становятся видны подробности. Это пожилой мужчина, он очень плохо катается, шлем одет поверх вязаной шапки, на лице огромный очки, впереди сумка примотана к велосипеду обычными веревками. Странный дяденька…
Дорожка упирается в небольшой водопад. Мой ребенок влипает в перила и заворожено смотрит на воду, я слышу голос и оглядываюсь. Неужели еще люди?
Женщина лет шестидесяти стоит, обняв дерево, и речитативом произносит что-то вроде:
-- День добрый солнце, день добрый небо, день добрый вся природа…
Пропев так минут пять, она переходит к другому дереву и начинает все сначала. Велосипедист останавливается возле женщины (с трудом останавливается), смотрит на нее, аж рот открыл, так ему интересно, она доходит до слов:
-- День добрый все люди…
Велосипедист прерывает ее и спрашивает, робко так, с надеждой:
-- И мне тоже добрый день?
Женщина меряет его тяжелым взглядом. Похоже, она как-то по другому представляла себе людей.
-- И тебе тоже, -- в итоге говорит она, но как-то у нее это неискренно получается.
-- Спасибо! – светлеет лицом велосипедист, кланяется, с трудом взгромождается на велосипед и уезжает.
Мы идем дальше, переходим через мостик и видим… лебедей. Откуда? Зима, холодно, замерзнут же!
Ребенок визжит от восторга, а я бормочу:
-- Ненормальные птицы…
На другой стороне озера – крепость. Детский городок. Было б идеальное место для пряток, догонялок и прочих радостей, если б не битое стекло, которое хрустит под ногами вместо снега. Забегаем внутрь – там мужчина. На вид нормальный (уф!), улыбается моему ребенку, явно кого-то ждет. Курит.
Пока мы минут десять крутимся вокруг, начинает поглядывать на нас с явным неодобрением. Я тут же фантазирую себе, что у него тут тайное свидание и вытаскиваю дочку наружу. Навстречу идет молодой парень… Это с ним что ли свидание?
Парень похож на художника – небрежно одет, на шее большой шарф. Он проходит мимо нас, потом окликает меня:
-- Извините?
-- Да?
-- Не могли бы вы уделить мне несколько минут, чтобы поговорить о духовном?
-- О, только не это! – невежливо вырывается у меня.
Извини, парень, я не могу.
Парень сникает и скрывается в крепости, смешно понурив голову. Мы уходим.
Интересно, это место такое? Или днем в городе действительно гуляют одни сумасшедшие?
Мы возвращаемся к цивилизации. Навстречу пожилая женщина с коляской. Широко и издалека мне улыбается. Честно говоря, я уже напрягаюсь, и несколько секунд серьезно думаю, стоит ли ей отвечать. В итоге, здравый смысл побеждает. Вряд ли кто-нибудь выпустит сумасшедшую бабушку гулять с грудничком. Робко улыбаюсь в ответ.
-- Вы мама или няня? – спрашивает она.
-- Я – мама.
-- Вы так давно гуляете, -- говорит она, -- и девочка так легко одета…
Я смеюсь. Нам, сумасшедшим, можно…

URL
10:54 

Новая книжка

В издательстве "Азбука" вышла наша с Андреем Жвалевским новая книжка "Я достойна большего".
Повести.
Не про компьютеры. :)

01:38 

Объявление. :)

Уважаемые читатели!
В связи с отъездом из родного города, дней пять я здесь появляться не буду.
Видите себя прилично.
:)

URL

Дневник Евгения6

главная